Аннели Оясту: посвященная и разочарованная

«Когда-то давно мне пришла в голову мысль взять своих глухих девочек да броситься с ними в Эмайыги». В глазах Линды (64), матери , чемпионки Олимпийских игр для инвалидов, стоят слезы. В тот раз мать Линды сказала ей так: «Если тебе выпала такая судьба, ты должна это выдержать». По этому закону семья и жила. Легкоатлетка (39) завоевала десятки медалей, в том числе и на предыдущих Параолимпийских играх в Атланте. Но вот почему-то не хотят пускать обладательницу золотой олимпийской медали на Параолимпиаду в Сидней.

Сложные зигзаги судьбы

Мать уверяет, что Аннели характером пошла в отца Эйно Оясту, который 17 раз становился чемпионом Эстонии в беге на 400 метров и в беге на 400 метров с барьерами. Мать Линда в молодости тоже подавала надежды, занималась легкой атлетикой, но покончила со спортом в 23 года, когда родилась первая дочь — Аннели. Поэтому Линда и не попала на Олимпиаду в Риме, хотя по своим достижениям могла бы. «Рождение больного ребенка — это большое горе, боль», — говорит Линда. Аннели родилась с дефектом руки, и Линда была в шоке. Позже отец Аннели говорил, что когда ему принесли дочь, она показалась ему самым красивым ребенком на свете, совсем не такой, как другие. Они и слушать не захотели о тех ужасных возможностях, которые тогда предлагала система здравоохранения родителям детей, рожденных с физическими дефектами. Дочку отнесли домой и стали любить. «Второй ребенок, сын Айвар, родился, к счастью, здоровым. Но моя спортивная карьера кончилась», — вспоминает Линда Оясту, которая долгие годы проработала тренером.

Через беды и боль

Аннели, ее сестра Ану и их дети стали глухими в младенческом возрасте. «Что-то со слуховым нервом, наверное. Это уже в генах заложено», — говорит мама Линда. Она вспоминает, что поначалу они не понимали, что с Аннели. Но когда девочке исполнился год, они стали замечать, что она не реагирует на звуки. «Младшая Ану уже говорила отдельные слова, когда у нее начал пропадать слух, — добавляет Линда. — Аннели была очень хорошим ребенком, с прекрасным художественным вкусом. Еще в детском саду отказывалась надевать платье, если замечала на нем пятнышко». Линда гордится, что дочь окончила семинар для воспитателей детских садов при ТПУ. «Было очень трудно. Иногда я говорю, что вместе с дочерьми два раза окончила школу, а потом и профессии обучалась. Мне было очень тяжело», — признается мать. Больно было ей смотреть на свою маленькую дочку. Представьте, как можно одной рукой застегнуть чулок? «Когда я хотела помочь, Аннели сердилась, не давала мне помогать. Сама научилась одной рукой и чулки застегивать, и косы заплетать». Когда у Линды родилась вторая дочь, Аннели было 15 лет. Мать отвезли в больницу рано, и она не успела приготовить ребенку одежду. «Аннели одной рукой связала крючком красивую шапочку и кофточку для сестренки. У меня до сих пор сохранились некоторые вещи, которые она сделала, когда училась в Поркуни», — рассказывает мать. Когда Аннели училась в Поркуни в школе для глухих, детей отпускали домой только на каникулы. «Когда ее приходилось отвозить назад, она меня так крепко обнимала. Не хотела отпускать. А когда я ехала домой, то всю дорогу плакала. Поэтому я ее так и лелею — в детстве она была обделена моей любовью», — рассуждает Линда Оясту. У Аннели при воспоминании об этом тоже набегают слезы на глаза. Она вспоминает, как поначалу не понимала, почему ее оставили в Поркуни без родителей. Именно поэтому Аннели так часто ласкает своих детей, 12-летнюю Анетт и 5-летнего Яана-Рауля.

Медаль с каждого состязания

Аннели Оясту завоевала на Параолимпиаде в Атланте золотую медаль в беге на сто метров. Тем обиднее ее разочарование, потому что при составлении списка участников олимпийской делегации в Сидней завоеванные прежде олимпийские медали в расчет не принимались. Ни Линда, ни Аннели не понимают, как производился отбор. «Дочь участвовала во всех соревнованиях для глухих и инвалидов. И каждый раз она завоевывала медаль. Она всегда входила в первую тройку. Поэтому я считаю, что с Аннели поступили очень несправедливо», — возмущена Линда. Высокие чиновники объясняют свое решение тем, что Аннели Оясту не выполнила нужные нормативы. «Эти нормативы не могут мне прислать еще с прошлой осени. Я без конца звонила в инваспорткомитет, но они всегда находили какую-нибудь причину. Недавно прислали мне данные о мировых рекордах, но нормативов так и нет. Это говорит об отношении людей, — убеждена Линда. — Потом в инваспорткомитете пошел слух, что Аннели не тренируется. Потому что никто не видел, как она это делает. Я тогда сказала — не верьте, мы постоянно тренируемся. Аннели не пропускает ни одну тренировку, тренируется и больная, и в дождь». Мать не понимает, почему не запланировано ни одного участия ее дочери в международном соревновании. В прошлом году Аннели смогла принять участие в состязаниях в Германии, но только благодаря немецкому спонсору, который оплатил все расходы. «Она могла бы запросто соревноваться, если сравнить достижения мировых рекордсменов. Ведь она обладатель мирового рекорда по прыжкам в высоту, а до мирового рекорда по прыжкам в длину ей не хватило трех сантиметров», — говорит мать-тренер. Линда уверена, что дочь выполнила бы те нормативы и получила бы медаль в Сиднее. Аннели с помощью переводчика говорит на языке глухонемых, что она очень разочарована, но надежда еще осталась. «Но бесконечно надеяться тоже не хочется, потом разочарование будет еще больше. Очень обидно будет смотреть соревнования в Сиднее по телевизору», — говорит Аннели. Она даже думает совсем оставить , если не попадет на Олимпиаду. «Нет больше смысла тренироваться, если меня так оттолкнули. В прошлом году были международные соревнования, и я выступила хорошо. Почему же сейчас так?» — не понимает Аннели.

Не хуже других

Когда Аннели вернулась в 1989 году с чемпионата мира в Новой Зеландии, где она выступала в составе сборной СССР, за успехи ей дали пожизненную особую пенсию. «Это было большое дело. Мне сразу стало спокойнее, я подумала, что когда нас с отцом не станет, они как-то проживут», — вспоминает Линда. Но восстановленное эстонское государство все аннулировало. Теперь семья, состоящая из четырех глухих, живет на обычную пенсию по инвалидности. Живут они в Тарту, в четырехкомнатной квартире. Получить ее помогла Линда — она отдала дочери 25 000 крон, премию за тренерскую работу, которой ее наградили за Игры а Атланте. Родители помогают по мере сил. «Мы с мужем оба работаем — ведь нужно прокормить 10 человек. Я так устала! Но работать нужно, иначе нам не прожить», — вздыхает Линда. К тому же у Ану, у младшей дочери, такая же ситуация. Самостоятельно живет лишь сын Айвар с семьей, там все здоровы. Самое большое желание Линды Оясту — чтобы восстановили пенсию дочери, которую она получала при прежнем порядке. Или чтобы Аннели платили за тренерскую работу с глухими детьми хотя бы минимальную зарплату. Пока же она работает на общественных началах. «Ей же не подаяние нужно, она хочет работать», — подчеркивает Линда. Она убеждена, что правительство Эстонии должно больше заботиться о спортсменах-инвалидах. Другие олимпийские чемпионы получают целые дома в подарок. «Аннели ничем не хуже!» — убеждена мать.

Сигне ЛАХТЕЙН.
(«Kroonika»).

Источник информации: МЭ Суббота , 29.07.00

Оставьте Комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *