Эстония не готова к переменам в экономике

16 января (Фонд развития Эстонии) представит общественности свое видение ситуации и направлений в эстонской экономике, которые будут способствовать успешному и быстрому дальнейшему развитию страны.

Накануне член совета фонда, директор Института прогнозирования (Eesti Tuleviku-uuringute Instituut) дал интервью редактору «Бизнес-среды» Этэри Кекелидзе, подчеркнув, что не может заранее говорить о конкретных выводах и предложениях, которые будут изложены только в середине месяца.

Хотя и отметил, что, по мнению Фонда, прежняя экономическая политика требует обновления, поскольку не отвечает новым реалиям эстонской экономики.

— Господин Терк, на заре эстонской независимости, в переломное время, ваш институт разработал четыре модели возможного развития Эстонии. Как показало время, одна из них оказалась достаточно точной. Потребность в новых разработках возможных вариантов будущего страны назрела уже давно: сегодня Эстония член Европейского союза и НАТО, это совсем другая страна, глубоко интегрированная в европейское сообщество. Однако сегодня в экономике вновь наступило переломное время, и представляется, что государство не очень готово к этому, в том числе не имеет конкретных планов действия. Создание Eesti Arengufond, который призван заниматься разработками возможных сценариев развития, затянулось (мы разговаривали об этом еще четыре года назад, см. «Кто определяет стратегию?» — «Бизнес-среда» от 26 июля 2003 г.). Но ведь Институт прогнозирования по-прежнему «отвечает за будущее», занимается отслеживанием перспектив и разработкой прогнозов. Каковы они на 2008 год?

— Думаю, что ничего особо драматичного в следующем году в общем не произойдет, хотя многие предприятия сталкиваются с серьезными проблемами. Этот процесс начался несколько лет назад, сейчас он ускорился. Предстоящие сокращения на Кренгольме только начало, очевидно, скоро нам придется столкнуться с таким уже подзабытым в Таллинне, например, явлением, как безработица. Экономический рост значительно замедлится. Решающим же фактором станет то, что наши предприятия в массе своей не готовы к следующему периоду развития. Те предприятия, которые работают на внутренний рынок, реагируют на изменения более быстро, и с ними ситуация не такая драматичная. Все дело в тех предприятиях, которые работают на экспорт. А структура экспорта у нас неправильная для следующего периода. Наше экспортное производство создано для страны с дешевой рабочей силой, со сравнительно низкими производственными расходами, с низкими ценами на электроэнергию и инфраструктуру. Сейчас происходит рост всех цен, а наша экспортная промышленность продолжает выпуск той же продукции, какую она и выпускала. Основная рабочая сила сосредоточена у нас в тех отраслях экономики, где потенциал роста традиционно не очень большой во всех странах, – швейная, текстильная, деревообрабатывающая составляющие промышленности… Эти секторы никогда и нигде не были главным мотором развития экономики. Мы производим для экпорта неправильные вещи или вещи по неправильной бизнес-модели. Осталось слишком много субподряда, производится слишком много примитивной продукции. И поэтому эти предприятия уже теряют те ниши, где они были успешными.

— Но есть и положительные примеры – BLRT, «Балтика», Elcoteq…

— Это верно. Но будущее Elcoteq зависит от желания собственников – если они захотят перейти на более сложный тип производства в Таллинне, у них есть на это капитал. Но у предприятий с эстонским капиталом, как правило, нет средств на реструктуризацию и модернизацию.

— Ситуация изменилась – доступ к легким деньгам завершился..

— Стало трудно получить кредит, в том числе и на развитие, модернизацию. Те предприятия, которые начали перевооружение раньше, оказались в лучшем положении. Остальным придется трудно. Да и надвигающаяся безработица проблем добавит. И в этом смысле ситуация в эстонской экономике действительно переломная.

— Это хорошо или плохо?

— В каком-то смысле хорошо – мы уже несколько лет говорим о том, что перевооружение промышленности необходимо, а теперь для предприятий появились стимулы сделать это. Впереди примерно такая же реструктуризация экономики, как в 90-е годы, такая же сильная.

— А в какую сторону она пойдет? В 90-е годы уходили крупные мощные промышленные заводы и комбинаты, на смену которым пришли небольшие, как правило, более мобильные предприятия.

— Последние годы были благоприятны для предприятий в сфере обслуживания. Но они локальны, обслуживают живущих здесь людей и туристов, приезжающих в страну. Вопрос в том, сможет ли наша сфера обслуживания работать на экспорт: массовый туризм будет падать, но есть хорошие перспективы для нишевого туризма — spa-туризм, например, или разные виды конференц-туризма, есть культурный туризм. Но это уже специфический бизнес – нужно не просто привезти людей в spa-отель, но обеспечить им культурную программу, экскурсии и так далее. А это уже рассчитано на определенную возрастную категорию (выше среднего возраста), специфические интересы которой нужно учитывать. Есть возможность смешивать эти виды туризма, и это может дать хорошие перспективы. Сегодня у нас в сфере обслуживания примером того, как зарабатываются большие деньги на экспортных услугах, является Tallink. Но нам нужно больше таких предприятий, которые по масштабу и успешности были бы на мировом рынке среди лидеров. Сейчас пока трудно сказать, в каком виде деятельности они могут проявиться, но если бизнес-среда хорошая, а люди предприимчивые, то можно надеяться на хорошие перспективы.

— Это в сфере обслуживания. А в промышленности?

— Здесь все сложно, потому что часто промышленным предприятиям нужны очень большие средства для технического перевооружения. Хотя у многих из них есть возможность изменить свои деловые модели, и я думаю, что наступивший год принесет успех тем, кто сможет определиться, какие деловые модели и какие продукты смогут принести прибыль на уже имеющемся оборудовании, наладить это производство, накопить средства, а через несколько лет произвести технологическое перевооружение и перейти на производство более сложных продуктов, дающих высокую дополнительную стоимость. Нужно больше активности в продвижении на новые рынки.

— Многие бизнесмены говорят, что только в середине года можно будет приблизительно определить уровень падения экономики.

— Да, думается, что когда мы получим полугодовые данные, радоваться не будем.

— Но в минус все-таки уйти не должны.

— Не видно причин, по которым экономика уйдет в минус. Для меня проблема номер один – это все-таки невозможность получить дешевые кредиты на модернизацию предприятий.

— Но ведь говорить о том, что эпоха субподряда закончилась, начали еще несколько лет назад. Почему же, по вашему мнению, предприятия не использовали возможность получения дешевых кредитов для перевооружения производства?

— Человеческий фактор – если можно сегодня не делать, то и не делаем. Если можно производить и продавать то, что уже выпускается, то нет нужды что-то менять. Сейчас стимул стал сильным, но появились трудности с кредитами.

— А как вы оцениваете то, что эстонские собственники вкладывают средства в экономику других государств, а эстонские предприятия, в том числе крупнейшие банки, принадлежат иностранцам? Конечно, на дворе эпоха глобализации, но ведь капитал из Эстонии вывозится.

— И ввозится тоже. Ситуация может поменяться, если только падение окажется таким глубоким, что предприятия начнут в массовом порядке продавать по дешевке. Это будет очень плохо. А так все зависит от того, что продавший предприятие бывший собственник сделает с полученными от продажи деньгами. Некоторые эстонские предприятия уже развиваются до такой точки, что им выгодно войти в мировые цепи и управляться не из Эстонии. Тогда собственники могут их продать за хорошую цену и дальше двигать свои капиталы в разные стороны и сферы. Главное, чтобы эти капиталы были вложены в новые инвестиции. Капитализм так и работает, капитал свободно передвигается и меняет сферы приложения. Дело в цене продажи и в выгоде инвестиций. Главное – чтобы международные предприятия управлялись из Эстонии, тогда это идет на пользу нам. Это совсем не плохо, до сих пор проблема эстонских собственников была в том, что они слишком локальны. Если тебе нужно выдерживать конкуренцию в международных масштабах, ты сам должен стать международным предприятием…

— Рабочей силы уже не хватает и будет не хватать еще больше. Следует рассчитывать на приезжих работников?

— Следует рассчитывать на местных работников, которых можно обучить и переучить. Если же бизнес-план какого-то предприятия предполагает ввоз большого числа рабочей силы извне, то это неправильный для Эстонии бизнес-план. И еще – местная рабочая сила должна стать более мобильной…

Источник информации: газета «Молодежь Эстонии», 08.01.2009

1 Комментарий

  1. Считаю, что очень актуальное интервью. Жалко только то, что эстонские политики и чиновники, от которых зависит эстонские производство и экспорт, его явно не читали.

Оставьте Комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *