Забытый юбилей

В последнее время стало модно отмечать юбилеи. Первое упоминание о нашем городе в 1154 году, 750-ю годовщину закрепления за Ревелем любекского городского права и другие подобные события отмечались довольно широко. В этом ряду стоит еще одна дата, о которой нельзя не упомянуть.

Незадолго до смерти, в 1740 году, русская императрица Анна Иоановна получила подарок — только что изданную в Германии книгу «Хроника Генриха Латыша» с дарственной надписью ее первого издателя Иоганна Грубера. Вряд ли читала племянница великого Петра книгу, она вообще не так много читала. Зато окружавшие эту последнюю на престоле России подлинно русскую царицу остзейские немцы, вероятно, с удовольствием ознакомились с подробным рассказом очевидца о том, как их далекие предки покоряли восточных язычников во имя святой Девы Марии. Рукопись «Хроники» XVI века Грубер обнаружил в Ганновере, а столетие спустя, в 1862 году в библиотеке графов Замойских в Варшаве был найден старейший список на пергаменте этого интересного свидетеля истории XII-XII веков.

Ливонская хроника Генриха Латыша — подробный и достоверный рассказ о крестовом походе в Прибалтику в начале XIII столетия. Откроем XXIII главу «Хроники». Год 1219-й. «Поднялся в то время король датский с большим войском, — пишет Генрих, — с ним достопочтенный архиепископ лундской церкви Андрей, епископ Николай… а также эстонский епископ Теодорих и, наконец, Веццлав, князь славов. Все они высадились с войском в ревельской области, остановились в Линданизэ, прежнем замке ревельцев, и, разрушив старый замок, стали строить другой, новый. И собрали против них большое войско ревельцы… три дня спустя явились под вечер; напали на датчан в пяти местах и, захватив врасплох, бились с ними, а некоторые из эстов, думая, что король в шатре достопочтенного епископа Теодориха, ворвались туда и убили епископа; другие преследовали датчан и многих перебили. Веццлав стоял со своими славами в долине при спуске с горы к морю; увидев, что враги приближаются, он тотчас пошел на них и обратил их в бегство… И собрались тут все датчане вместе с королем и бывшие с ними тевтоны, обратившись на эстов. И побежали эсты перед ними. И вознес король и епископы хвалу Богу за победу, дарованную над язычниками».

Кто же он, автор ливонской «Хроники»? Сам себя по имени он нигде не называет, но не раз говорит о себе: «Ничего здесь не прибавлено иного к тому, что почти все мы видели своими глазами» (глава XXIX.9.). Подробность в деталях, красочность описаний характерны для очевидца и участника описываемых событий. Большинство исследователей сделали вывод, что он был священнослужителем при епископе Ливонского ордена Альберте, и пришли к убеждению, что имя автора — Генрих, так как оно часто встречается в тексте и проходит через все повествование.

Автор «Хроники» — слуга церкви, он вполне искренне и наивно не только признает и оправдывает, но в духе своего времени прославляет все жестокости, притеснения и несправедливости, совершенные крестоносцами именем Христа и церкви для того, чтобы «неверные познали Христа». Отсюда любые действия пилигримов христианского воинства, такие, как предательский захват Оденпэ (Отепя), истребление целого племени всегда описывается как геройство и подвиг. А совершенно естественные акты самозащиты со стороны эстов, ливов, русских и других — обычные военные хитрости, упорное же сопротивление — варварство и злодейство. В сущности вся хроника — панегирик немецким крестоносцам. Это избранный Богом народ, с ними всегда «идет победа и триумф». Они более храбры, стойки, всегда впереди в бою. Их служение Богу и церкви безупречно.

Кто же они, пилигримы? За год военного пилигримства в Ливонии папой было объявлено отпущение грехов, иначе говоря, амнистия по старым преступлениям. Немудрено, что «принимали крест» прежде всего люди, чем-то сильно нагрешившие, с далеко не безупречным прошлым. И, описывая это прошлое, Генрих невольно рассказывает о преступлениях, совершенных ими на родине, особенно достается рыцарям-меченосцам. Это не случайно. Если внимательно почитать «Хронику», можно сделать вывод, что ее автор — скрытый враг меченосцев, соперников Ливонского ордена в борьбе за Эстонию, верный человек епископа Альберта. Не жалует Генрих и других конкурентов — рыцарей датского короля Вольдемара II. Если верить Генриху, то претензии датчан на господство в Эстонии и Ливонии ни на чем не основаны. О крупнейшем событии — захвате датчанами Северной Эстонии — сказано походя и относительно скупо. Больше того, по Генриху, датчане — враги Богородицы. О миссионерской деятельности их автор рассказывает весьма неуважительно.

Есть в «Хронике» рассказ о том, как посланные епископом Альбертом священники Петр и Генрих в 1220 году крестили жителей ряда земель Эстонии. Автор пишет: «И приняли их там жители первой области, именуемой Цудивиру, и крестились все в четырнадцати деревнях вместе со старейшиной их Табелином, который впоследствии был повешен датчанами за то, что принял крещение от рижан (так автор называет представителей епископа Альберта)». Ну а дальше почти ирония: «Прочие же виронцы из других областей, не смея из-за угроз датчан принять рижских священников, позвали к себе датчан и были ими крещены. Виронцы думали, что Бог у христиан один, и у датчан, и у тевтонов, одна вера и одно крещение…» Этим автор как бы напоминает послание апостола Павла к Ефесянам, в котором сказано: «Одно тело и один дух… Один Господь, одна вера, одно крещение. Один Бог и Отец всех, который над всеми и через всех и во всех нас».

Писалась «Хроника» «не ради лести и мирской корысти», как пишет во вступлении Генрих, а ради правды, как ее понимал летописец. Пользуясь «откровенностью» средневекового автора, мы можем через 780 лет с удивительной реальностью представить во всех подробностях кровавый крестовый поход на северо-восток Европы, принесший вместс с заповедью «не убий» неисчислимые беды народам Прибалтики.

Первый издатель «Хроники» Иоганн Грубер в посвящении книги английскому королю Георгу II написал: «Немцы, овладев Ливонией, варварский и дикий народ, живший без Бога и законов, без короля, привели к культуре, к познанию божественного и соблюдению справедливости».

В канун «славного юбилея» — 780-й годовщины завоевания рыцарями датского короля Вольдемара II Северной Эстонии — небесполезно прочитать у Генриха, в чем собственно состоялось приобщение народа эстонского к европейской культуре.

Лев Ливщиц

Источник информации: газета «Молодежь Эстонии», 18.05.1999.

Оставьте Отзыв

Your email address will not be published. Required fields are marked *