Судьба сада

Листья падают в саду…
В этот старый сад, бывало,
Ранним утром я уйду
И блуждаю где попало…
Иван Бунин.

Что-то удивительно грустное есть в заброшенных садах, но есть в них и особое очарование. В их разросшихся деревьях, подгнивших беседках и мостках, в безлюдных аллеях живет память о прошлом.

Сад, о котором сегодня пойдет речь, далек от этого поэтичного образа. Он живописен и… страшен. За проржавевшими металлическими воротами с амбарными замками — не просто старый неухоженный, а по-настоящему заброшенный сад — с разрушенными лестницами и павильонами, с пустырем на месте сгоревшего пару лет назад Летнего театра. Только деревья среди этого хаоса и запустения, почувствовав себя на свободе, разрослись, как в настоящем лесу.

Благо был бы этот сад где-то на городской окраине или у старой мызы, так нет же — в самом центре. Ежедневно мимо него проезжают на трамваях, автобусах, автомашинах многие тысячи таллиннцев и гостей города, направляющихся от вокзала к площади Виру.

Горка Раннавярава, бывший сад моряков, бывший… За столетия эта горка не раз меняла свои предназначения и облик, да и сама горка не возникла естественным образом, а была возведена не так уж давно по таллиннским меркам — около трехсот лет назад. К концу XVII столетия на месте старейшего в городе Сада попугая, где каждую весну соревновались в стрельбе по чучелу этой птицы, построили у берега моря, рядом с Большими Морскими воротами мощный .

В предыдущих статьях шла речь о Шведском и Ингерманландском бастионах. Что же это такое — бастион? Пятиугольное земляное укрепление с внешними каменными стенами, внутри которого — система подземных галерей и казематов для укрытия солдат и боеприпасов. С верхних площадок и амбразур можно было вести артиллерийский огонь по фронту и флангам. Таким был и бастион Скооне в канун Северной войны. Он занимал особое место в системе обороны города, так как мог вести огонь по вражеским кораблям, надежно защищая подступы к городу с моря. Сколько сил и средств было затрачено на то, чтобы построить это огромное сооружение, возвести рукотворный холм площадью в четыре гектара, пронизанный сводчатыми каменными галереями и казематами. Его строили не один десяток лет, и весь труд оказался напрасным. При первой же осаде город сдался на милость победителя. 29 сентября 1710 года через Большие Морские ворота промаршировали мимо бастиона Скооне остатки шведского гарнизона, направляясь к кораблям, чтобы отправиться на родину.

Но и после окончания Северной войны в 1721 году Таллинн (Ревель) оставался крепостью, и по-прежнему на бастионе Скооне стояли пушки, и начальник ревельской артиллерии, а потом и военный комендант Абрам Петрович Ганнибал потратил немало сил, чтобы сохранить боеспособность городских укреплений, и в первую очередь бастиона у моря.

И все-таки время крепостных стен, башен, бастионов, валов и редутов уходило в прошлое, и хотя бастион Скооне исключили из списка крепостей только в 1864 году, уже за столетие до того на горке у моря появились деревья, в том числе и привезенные из Голландии липы. К середине XIX века они разрослись, а вид на море и порт с бывшего бастиона был просто великолепен. Однако обширная горка была неблагоустроена и даже опасна из-за отсутствия оград. Впрочем, это не мешало горожанам пасти там скот, а жителям соседних домов выбивать ковры.

В 1873 году одна ревельская газета писала: «Тут бы с признательностью отдыхали под сенью лип не только дачники, возвращающиеся из купален (они были на месте современной электростанции и Городского холла), но и служащие делового квартала, сложившегося вокруг ул. Пикк, которые после трудового дня в конторах приходили бы сюда в обществе родных и знакомых». Автор заметки предлагал разбить там приличный сад и открыть кафе. Так и поступили.

Как и для других таллиннских бастионов, проект сада выполнил петербургский ученый-ботаник Эдуард Регель. К 1881 году устройство сада было завершено, а через несколько лет был готов и ресторан. Горка у Больших Морских ворот (Раннавярава) стала самым популярным местом отдыха и развлечений. Густая зелень старых деревьев, извилистые дорожки, прекрасная морская панорама, концерты, уютный летний ресторан и даже телефон, по которому можно было узнать программы варьете и заказать на вечер столик. Днем здесь любили гулять мамы и служанки с детьми. Взрослые судачили, а малыши играли в невинные игры того времени, крокет и серсо, перебрасывая лубяные колечки с палочки на палочку.

Прошло не так много лет, и прекрасный парк стал быстро терять свою популярность. Началось все с того, что в конце XIX века перед горкой построили серый корпус завода Виганда (бывший «Ильмарине»), выпускавшего «важную» продукцию — оборудование для винокуренных предприятий. Затем в 1913 году возвели здание электростанции, окончательно закрывшее вид на море. А тут еще через год сгорел ресторан и началась первая мировая война.

Но по-прежнему росли на горке Раннавярава старые липы, и, перестав быть местом развлечений, парк стал местом отдыха, зеленым оазисом Старого города. И даже когда в 1932 году горку разрезала вновь проложенная улица Раннамяэ теэ, парк сохранился на большей части бывшего бастиона Скооне.

После второй мировой войны появились новые хозяева — военные моряки. В 1948 году там построили большой Летний театр, на сцене которого проходили концерты многих известных артистов эстрады и танцевальных коллективов, ставили спектакли театры из Москвы и Ленинграда. Можно было не соглашаться с оформлением парка, наглядной агитацией и допотопными аттракционами, но сам парк содержался в порядке и никогда не пустовал. Не мешало и то, что в бывших галереях и казематах бастиона разместился объект гражданской обороны.

Но вот прошло уже много лет, как ушли из Таллинна военные моряки, и с той поры стоит сад на горке Раннавярава закрытым на замок, как бы под арестом. Что же дальше, какое у него будущее? Признаюсь честно: мои попытки выяснить его судьбу результата не дали. Известно, что горка Раннавярава находится под двойной защитой — как памятник архитектуры и истории и как объект заповедной зоны Старого города. Лет пять назад проводился конкурс среди желающих взять горку в аренду. Тогда он результата не дал.

В последний мартовский день в очередной раз подошел к закрытым воротам сада. Та же ржавая ограда, за которой каменные фундаменты и кинобудка сгоревшего театра, пустые металлические рамы «наглядной агитации», выщербленные временем и непогодой ступени каменных лестниц, но видны следы проводившихся здесь разовых мероприятий — разукрашенные разноцветными орнаментами камни ступеней и столбов ограды. Однако расспросить о будущем было не у кого — в этот солнечный весенний день сад был пуст.

Несколько лет назад мне довелось показывать Таллинн группе ученых из Петербурга. В ее составе был Эдуард Регель — правнук автора проекта садов на таллиннских бастионах. Как хорошо, что он не увидел теперешней разрухи на горке Раннавярава!

Леонид СУРКОВ

Источник информации: «Молодежь Эстонии»

Оставьте Отзыв

Your email address will not be published. Required fields are marked *