Забытый парк

О, сад ночной, печальный караван,
Немых дубов и неподвижных елей!
Н.Заболоцкий.

Западный район Таллина, ограниченный Пярнуским и Палдиским шоссе, Кадака теэ, Техника, Нымме и другими улицами, носит красивое женское имя Кристийне.

Названа эта обширная территория в честь шведской королевы XVII века Кристины, женщины необычной, но сегодня разговор не о ней, а о местности, которую в то время знали в городе, как Кристининталь. Эстонское население именовало эти земли Kristiine heinamaa (луг или покос Кристины). Занимал этот луг более 400 гектаров. В 1653-1656 годах его разбили на 46 участков по 9 гектаров в каждом и устроили их розыгрыш между состоятельными гражданами города. Именно состоятельными, ибо для получения права участвовать в розыгрыше они должны были внести по 100 риксталеров, сумма по тем временам немалая. Получив свои наделы, новые владельцы строили летние усадьбы, увеселительные и питейные заведения, разбивали сады и парки. На плане окрестностей Ревеля (Таллинна) конца XVII века нанесено 15 летних имений в районе Кристинина луга.

В одной из предыдущих статей говорилось об уничтожении в 1710 году во время осады города русскими войсками по приказу шведского вице-губернатора Эстляндии Дитриха Паткуля всех строений и садов в окрестностях Ревеля. Не избежали этой участи и имения на лугу Кристины. Но еще за три года до окончания Северной войны, в 1718 году в долине под склоном Ласнамяги царь Петр заложил большой парк Екатериненталь (Кадриорг), положив тем самым начало восстановлению старых и созданию новых загородных усадеб, с большими парками. Появились Шарлоттенталь, Виттенхов, Левенру, Карлсбад и многие другие.

Что обозначают эти названия? Как правило, первая половина наименования — фамилия или имя владельца, либо его жены, дочери. Вторая — характеристика местности, в которой расположено имение: tal — долина, berg — гора; мог быть и характер самого имения: lust — радость, удовольствие, ruhe — покой, hof — двор, bad — ванна, купание, курорт.

Все эти довольно крупные имения и парки XVIII столетия до нашего времени, к сожалению, не сохранились, кроме одного, о котором немного позже. Остались они или в старых гравюрах, или в названиях улиц или местностей. Есть в этом районе улица Marja (Ягодная), но это имя она получила только в 1946 году, а до того называли ее Мuhlenhofsher Weg (Дорога к мельничному двору). В XVIII-XIX веках поблизости от этой дороги была мыза Muhlenhof (Мельничный двор). Возможно, там действительно была мельница, а может быть, фамилия владельца была Muhle. Не знаю, чем руководствовалась комиссия, давшая улице новое название, но, сдается, дали по созвучию.

Сегодня ул. Марья соединяет улицы Лаки и Мустамяэ теэ, от которой с другой стороны отходит ул. Линну (Птичья), протянувшаяся до Тонди. В XVIII веке она проходила по незастроенным землям и потому не имела названия. В 1805 году в одном из документов упоминается как Lowenrubsher Heerweg. И здесь название связано с летним имением, находившимся на углу современных Мустамяэ теэ и Линну. Имением Lowenruh (Lowe — лев, Ruhe — покой). Поговорим о нем подробнее, потому что это — то самое удивительное исключение, когда через два с половиной столетия, несмотря ни на что, до наших дней сохранились старый парк, окружающий его с четырех сторон довольно полноводный канал, мост через него, развалины ледника и здание бывшей конюшни, а главное — большой и очень серьезный каменный лев.

Владельцем летней мызы Lowenruh был вице-губернатор Эстляндии Фридрих фон Левен. По его распоряжению проложили дорогу, соединившую поместье с тогдашним Пярнуским шоссе, современной улицей Тонди. Об этом сообщил в 1774 году сам фон Левен. Естественно, что впоследствии дорога получила имя владельца имения. Только в 1930 году ее переименовали, и она стала Линну теэ.

Вернемся в прошлое этого парка, оно весьма примечательно. Во времена первого владельца в парке были зал для балов, кондитерская, ресторан, кегельбан и даже… тир. Но этого мало. Неподалеку обнаружили источник с водой, пахнущей серой. От источника провели в имение трубопровод и открыли водолечебницу, где отпускали сернистые ванны. Желающих пройти курс лечения оказалось достаточно много, и между городом, до которого было около трех километров, и мызой курсировал дилижанс. Приезжали и в своих или наемных каретах. Оставались в Левенрухе на несколько дней. Снимали жилье, имелись тут конюшня и каретный сарай. Горожане не только лечились, но и отдыхали. В парке были уютные садовые домики, теплицы с апельсиновыми деревьями и экзотическими цветами, скульптуры, мостики, фруктовые деревья, клумбы.

В XVIII столетии по всей Европе на смену регулярным садам с подстриженными, как зеленые стены, деревьями и кустами, с прямыми аллеями и низкими цветочными партерами пришли близкие к природе так называемые английские пейзажные парки с извилистыми дорожками, свободным расположением растительности, водоемами, живописными павильонами и скульптурами. Именно таким был парк Левенрух.

Фридрих фон Левен недолго оставался владельцем имения. Новым хозяином стал генерал фон Розен, но сюда по-прежнему приезжали многочисленные гости. Пускали всех, независимо от состояния, при одном условии — «быть прилично одетыми», да и сам хозяин, барон фон Розен встречал посетителей имения затянутым в безупречный фрак.

Новый хозяин имения Левенрух был известен своей любовью к театральному искусству. В своем поместье Кийкла (Вирумаа) он держал домашний театр, где играли пьесы известного немецкого драматурга и писателя Августа Коцебу. Ставил эти спектакли сам автор, жизнь семейства которого была тесно связана с нашим городом.

Впрочем, дальнейшая судьба имения была довольно печальна. Сначала на «мызе Розена» подрались морской офицер и какой-то подмастерье. Дело закончилось гибелью одного из них. Гости перестали посещать имение. А в 1804 году новый владелец, купец Фридрих Нольте основал здесь предприятие, производившее… уксус, краски, селитру и… шоколад.

Такова судьба почти всех мыз в предместьях Таллинна. Жаль, ибо все они имели обширные парки, увеселительные заведения, купальни, которые у местных жителей были популярнее Екатерининталя (Кадриорга). Например, там, где ныне открыт торговый комплекс «Кристийне», была очень популярная среди горожан мыза Виттенхоф со знаменитым в свое время рестораном «Кap de bonne Esperance» (Мыс доброй Надежды), были здесь и баня, и гостиница. На расположенной неподалеку мызе Шарлоттенталь давал представления домашний театр. Время и люди уничтожили все, кроме парка Левенрух.

Как же выглядит сегодня старый парк, почти ровесник Кадриорга? По-прежнему цел древний мост через канал с довольно чистой водой, за мостом встречает каменный лев, почти нет мусора и сломанных деревьев и нет… людей. Никого! Рядом шумная Мустамяэ теэ, сплошной поток машин, пыль, а тут, в парке, удивительно тихо и умиротворенно. Ранней весной в деревьях есть какая-то задушевная прелесть, очарование тонкого силуэта черных кружев — веточек, в которых еще дремлет жизнь.

Парк невелик и уютен. Уверен, что вскоре люди заново откроют для себя этот зеленый остров, который сторожит большой каменный лев.

Леонид Сурков

Источник информации: «Молодежь Эстонии»

Оставьте Отзыв

Your email address will not be published. Required fields are marked *