О старинном названии Таллина — Линданисе

Вплоть до первых веков второго тысячелетия пиратство на Балтике было доходным делом. Летописец Генрих Латвийский в Ливонской хронике отмечает эстонских пиратов начала XIII века. На десятках и сотнях легких и быстроходных кораблей «piratica» они совершали набеги на побережья Дании и Швеции.

Захвативший добычу считался законным ее владельцем и мог совершенно свободно продать награбленное на одном из торговых пунктов, разбросанных на Балтике от Дании до Карелии. Большим спросом на рынках пользовался живой товар, рабы. Их потом перепродавали и по Восточному торговому пути, часть которого пролегала по Волге, рабы оказывались в странах персидского региона. Нередко они становились там государственными чиновниками и даже советниками султанов, визирями. В 971 г. потомок норвежских королей, трехлетний Олав сын Трюггви и его мать были захвачены в плен эстонскими пиратами и проданы в рабство на рынке в Линданисе. Так до XIII в. назывался Таллин. Покупатель заплатил за мальчика одного козла, да еще получил и кое-что в придачу. Через несколько лет Олав был перепродан в Хольмгард — Новгород.

В 12 лет скандинавский мальчик считался уже мужчиной, что Олав и доказал, одним ударом небольшого топорика отняв жизнь незадачливого пирата, осмелившегося продать его в рабство. За пролитие крови на рыночной площади полагалась смертная казнь. В поисках защиты Олав кинулся в княжеский двор Владимира, былинного Ясна Солнышка. Было очевидно его благородное происхождение. Защиту он нашел. Возмужав и приобретя опыт полководца на пограничной службе в Гардарике — так скандинавы называли Киевскую Русь, — Олав вернулся на родину и занял законное место правителя Норвегии.

По совету своего дяди, мудрого Добрыни Никича — прообраза былинного Добрыни Никитича — князь Владимир обложил данью Страну эстов. Собирателями дани являлись норвежцы. Один из них, Сигурд сын Эйрика, посетил рынок рабов в Линданисе и среди продаваемого живого товара приметил мать Олава. И ее злосчастья закончились благополучно. Возможно, что это был самый счастливый случай на этом рынке рабов.

Еще два будущих короля Норвегии — сын Олава Святого Магнус Добрый и Харальд Суровый — нашли прибежище в Гардарика. Сохранились стихи Харальда, сложенные им в честь внучки Ясна Солнышка. Потомок королей, но без кола и двора, Харальд в течение ряда покорил десятки крепостей на Средиземноморье, став настоящей грозой для многих стран. Окруженный ореолом героя, он посватался к Елизавете — Эллисив скандинавских саг и, с триумфом вернувшись на родину, стала править Норвегией. Харальду Суровому принадлежит честь крупного географического открытия. С великим трудом отбиваясь от пиратов, он исследовал Ботнический залив и доказал, что Скандинавия — не остров, как верили до него, а полуостров.

Не случайно и Владимир Ясно Солнышко, и Ярослав Мудрый — отец Эллисив располагали помощью многотысячных норвежских дружин. Церкви, построенные во многих странах мира, включая Византию, в честь Олава Святого, утвердившего христианство в Норвегии, подчас находятся неподалеку от православных храмов. Это живое напоминание о тесных контактах между Норвегией и Киевской Русью оставалось вне поля зрения исследователей истории происхождения старинного названия Таллина — Линданисе.

В литературе сложился штамп, по которому Линданисе восходит к древнешведскому слову Линданес, что означает «паровое поле на мысу», по-эстонски — kesaneem, по-фински — kesoniemi, kesoi. Трехпольная система земледелия в Эстонии начала находить применение лишь во втором тысячелетии. Кроме того, известно, что на всем побережье Балтики от Польши до Карелии основное пропитание население получало от животноводства. Само название Карелии — Страна стад говорит о том же. , описывая один из походов южных соседей на земли Соонтагана южнее Пярну, перечисляет их трофеи: «А было быков и коров 4000, не считая коней, прочего скота и пленных, которым числа не было…». Ливонской хронике вторит Новгородская летопись, описывая поход Мстислава на Чудь в 1212 г.: «…и много плениша их и скота бесщисла приведоша». По данным Института продуктов питания Таллинского политехнического университета, склонность эстонцев к жирной мясной пище в ущерб блюдам из рыбы отмечается и сегодня. Так стали бы мореходы обращать внимание на какое-то «паровое поле на мысу», да еще называть по этому признаку известный на Балтике торговый центр во времена, когда такой прием земледелия в Стране эстов не практиковался? Неужели у мореходов нет более веских признаков для характеристики Линданисе? Реконструируя древнеэстонский язык на основе различных местных говоров, некоторые исследователи находят ответ в одном из восстановленных таким образом слов типа «lidnanason» — «место, где стояло укрепление, древнее городище». Слово-де созвучно древнешведскому Линданес, поэтому скандинавы восприняли местное название, переделав его на свой лад. Из шведского оно перешло в нижненемецкий язык, и так название Линданисе оказалось упомянутым в Ливонской хронике. Во времена первого певческого праздника Эстонии, во времена национального романтизма происхождение названия пытались трактовать как «Linda nise» — «грудь Линды», матери Калевипоэга. При этом имели в виду округлый холм Тоомпеа.

Возвращаясь вновь к контактам между Норвегией и Киевской Русью, следует обратить внимание на одну особенность движения норвежских мореходов по Восточному пути. Южная оконечность Норвегии представлена лукоморьем — изогнутой линией берега, переходящей в выдвинутый в море полуостров, который надо было огибать, чтобы начать движение по Восточному пути. На полуострове и сейчас располагается самый южный в Норвегии населенный пункт, который называется… Линдеснес! На старонорвежском языке это название звучало как Лидандиднес, что в переводе означает «то, что изгибается», «то, что следует обогнуть». В старину плавание по морю происходило в пределах видимости береговой линии. У Линданисе в Стране эстов норвежцы видели знакомую им по родным местам форму изогнутой береговой линии, но теперь уже Таллинской бухты. Посетив торжище, заправившись пресной водой из реки Пирита, мореходы продолжали свой путь. Для этого им приходилось объезжать полуостров Виймси — физическое воплощение «того, что следует обогнуть». Корни старинного названия Таллина — Линданисе — и сегодня прочно сидят в норвежской земле у населенного места Линдеснес, местности, столь дорогой и значимой для мореходов, пускавшихся в долгое и опасное путешествие по Восточному пути, что они перенесли это чисто морское определение и на аналогичную путевую веху в земле эстов.

Об этом автор статьи говорил в своем выступлении на IX международном конгрессе угро-финноведов в Тарту. Выступление в целом было посвящено теме контактов между тюркскими народностями и прибалтийскими финнами в свете тюркских заимствований в эстонском, ингери и финском языках. Исторические штампы и политические клише, лежащие на этой интереснейшей и важной для установления реальных фактов истории и доверительных, равноправных отношений между разными народами теме, устранить гораздо сложнее, чем единственный штамп с истории происхождения одного-единственного названия.

Конгресс проводился с 7 по 13 августа под патронажем президента Эстонии. Перед главным корпусом Тартуского университета развевалось около 30 флагов разных стран. На торжественном открытии конгресса актовый зал университета, в котором бывали Даль, Пирогов, Жуковский, Бэр и многие-многие другие, был переполнен участниками. С краткими приветствиями и пожеланиями выступили президент страны господин Леннарт Мери, ректор университета господин Яак Аавиксоо, глава городской управы Тарту господин Пеэтер Тульвисте. Он выступил на русском языке. Работа конгресса проходила в виде лекций для широкой публики, симпозиумов, докладов по секциям. Секционные доклады были разбиты на четыре группы: языкознание, фольклористика и этнология, литературоведение; археология, антропология, генетика. Чтобы услышать хотя бы часть интересных докладов, приходилось все время бегать из здания в здание, из аудитории в аудиторию. Для этого еще накануне вечером я составлял подробный план, расписанный с девяти утра до шести вечера по минутам. Происходили торжественные приемы у послов Венгрии, Финляндии, праздничные вечера. Один день был отведен на автобусные экскурсии по югу Эстонии. Работа конгресса была поддержана многими отечественными и зарубежными организациями: Академией Финляндии, Фондом культуры Финляндии, Таллинским филиалом Мерита Банк, Эстонским филиалом Гедеон Рихтер. Остается только поблагодарить все организации за великолепную подготовку фантастического праздника. Спасибо.

Ильмари Лахти,
участник конгресса

Источник информации: газета «Молодежь Эстонии», 22.08.2000.

Оставьте Отзыв

Your email address will not be published. Required fields are marked *