Улица поваров и ювелиров

Из верченья гончарного круга времен
Смысл извлек только тот, кто умен.
Или пьяница, привычный к вращению мира,
Ничего ровным счетом не мыслящий в нем!
Омар Хайям.

Эта удивительная улица Дункри! Всего-то метров сто, не более, и памятников архитектуры нет, пожалуй, кроме дома №6, сохранившего средневековый облик с островерхим фронтоном. Однако стоит углубиться в ее историю, и эта скромная улица расскажет о многом и многих. Ее с полным правом можно назвать улицей поваров и ремесленников, прежде всего золотых дел мастеров. В течение столетий то одни из них, то другие оставляли свой след в истории города и самой улицы.

В наше время явный верх взяли повара. Судите сами: на этих ста метрах разместились комплекс Raekццk из нескольких ресторанов, кафе и баров, рестораны Eeslitall, Hubertus и «Эрмитаж» в гостинице «Санкт-Петербург», пиццерия Pappa pizza и бар HD, что расшифровывается Harlei Davidson.

Такое обилие мест, где можно выпить и закусить, в общем вполне оправданно на улице, носящей имя Ханса Дункера — знаменитого ревельского повара, долго жившего на этой улице в доме №4 в XV веке. Поскольку Дункер находился на службе у магистрата, приготовленные им блюда попадали в самые знатные желудки города и его гостей. Достопочтенный повар Дункер был личностью весьма популярной, коль через века сохранилось название улицы его имени. Жаль только, что не дошли до нас рецепты шеф-повара Ревеля XV столетия.

Справедливости ради надо сказать, что уже в XVI веке у названия появились варианты, причем весьма забавные. Была в ту пору на улице корчма и несколько других питейных заведений, и в наименовании появилась лишняя буква «Р» — получилось вместо Дункерштрассе — Дрункерштрассе, то есть — Пьяная улица. А спустя еще два века — убрали оба «Р» и добавили «Л», и вместо Пьяной улицы получилась — Темная, по-немецки это звучало Дункельштрассе, что подходило к узкой улочке, застроенной высокими домами.

Жили на этой улице и другие повара, например некий Олаф Хокк, также служивший в магистрате и построивший в XVII веке дом на углу Ратушной площади, сохранившийся до наших дней.

Говоря о славном кулинарном прошлом этой улицы, нельзя не сказать, что уже в XIV столетии, почти 640 лет назад на месте дома №6 стояла корчма «Сойтс», возможно, названная так по ганзейскому городу Сойесту, с которым Ревель имел тесные торговые связи. Такое название корчма носила несколько столетий, а средневековое здание ее, несмотря на все перемены, пожары, войны и архитектурные стили, сохранило до наших дней свой средневековый фасад. И все эти более чем шесть столетий работало и работает в нем питейное заведение.

На моей памяти в доме №6 был небольшой ресторан «Метрополь» с камином, уютными столиками в нишах и одиноким пианистом. Звучала тихая музыка, и подавали вкусную и недорогую еду. Зато рядом был вход в пивной бар с шумными разговорами «за жизнь», прозванный в народе Ooslitall («Ослиное стойло»). Все это сначала сменила закусочная, а потом ресторан «Кавказский» с характерным кисловато-дымным запахом шашлыка и закопченным фасадом. После капитальной реконструкции здания польскими мастерами здесь открыт вполне приличный ресторан, за которым какие-то остряки официально закрепили «народное» название Ooslitall. Впрочем, почему же нет? Живут же люди в Копли, а ведь эстонское слово kopli-koppel означает загон для скота. Жаль, что не приняли в свое время предложение назвать ресторан корчмой «У старого Ханса» в память о славном поваре, давшем название этой улице.

Жили на улице Дункри не только повара, но и ремесленники. В конце XVII века дом №2 принадлежал золотых дел мастеру Габриелю Любкену. В числе владельцев этого дома в разное время были ремесленники разных специальностей. И в других домах на этой улице жили и работали литейщики бронзы, медники и часовщики «механикус» Кремер. В 1665 году в одном из домов цирюльник Юрген Миллер брил бороды и пускал кровь.

Интересна история дома на углу улицы Ратаскаэву, 11. Начиная с 1408 года под его крышей жили шесть золотых дел мастеров и член цеха стекольщиков и живописцев художник Ламберт Гландорп, автор эпитафии десяти Черноголовым братьям, погибшим в одном из сражений Ливонской войны. Картина, на которой кроме сражения у стен Ревеля живописец изобразил вид города и его окрестностей в XVI столетии, сохранилась и находится в музее башни Кик-ин-де-Кек. Она представляет несомненную историческую ценность как вообще первое живописное изображение Таллинна.

Из работ живших в этом доме золотых дел мастеров сохранился созданный Густавом Вейсом серебряный посох старейшины гильдии Святого Канута, хранящийся в коллекции Таллиннского художественного музея.

В начале XVI столетия одним из домов, разрушенных последней войной, владел Ханс Риссенберг-младший, сын самого знаменитого таллиннского золотых дел мастера, тоже Ханса Риссенберга, который создал серебряную дарохранительницу по заказу церкви Нигулисте. Эта редкая по красоте и мастерству исполнения работа сегодня украшает коллекцию серебра петербургского музея Эрмитаж. В архиве ревельского магистрата хранится письмо Великого Московского князя Ивана III с просьбой отпустить Ханса Риссенберга в Москву. Просьба была удовлетворена, и искусный мастер из Ревеля несколько лет работал при великокняжеской Оружейной палате.

Сегодня на улице Дункри в многочисленных ресторанах, кафе и барах все располагает тратить деньги, если они, конечно, есть. А в XIV веке на этой улице деньги… делали, и самое древнее ее наименование — «Маленькая улица за монетным двором». Между современными улицами Дункри и Нигулисте находился второй по счету монетный двор города Ревеля. Там чеканили серебряные артинги, впоследствии их называли шиллингами. Одним из чеканщиков монетного двора был некий мастер Шекенберг. Его сын Иво известен как первый пожарный Ревеля. Во время Ливонской войны, когда город был осажден войсками Ивана Грозного, он организовал из местных молодых людей дружину, которая тушила зажигательные бомбы. Об их успешной борьбе с пожарами написал в своей «Хронике Ливонской провинции» пастор церкви Пюхавайму Бальтазар Руссов.

В XIX веке в одном из разрушенных войной домов жил «инструментальных дел мастер» Х.Х.Фальк, владелец первой в Таллинне фортепьянной фабрики. После того, как Таллинн был исключен из числа сухопутных крепостей, Фальк стал одним из вдохновителей превращения бывших земляных бастионов в зеленое кольцо парков вокруг Старого города.

Вот как много хранит в своей памяти эта короткая и узкая улица, и как хорошо, что нет на ней сегодня следов войны. Только жаль, что на улице, которую впору назвать, как в старину, Дрункерштрассе (Пьяной), не живут и не работают ныне искусные мастера, и нашим потомкам не о ком будет вспомнить и рассказать.

Лев Лифшиц

Источник информации: газета «Молодежь Эстонии», 03.04.2001

Оставьте Отзыв

Your email address will not be published. Required fields are marked *