Дворцовый садовник

После нескольких реорганизаций управление парком Кадриорг доверено муниципальному предприятию, напрямую подчиненному столичной горуправе.

Парк, да еще такой, как Кадриорг, не спальный район города. По сути своей – это музей под открытым небом, наполненный живыми экспонатами. Если хотите, больше чем музей. Парк – это архитектура и ботаника, живопись пейзажей и скульптура памятников, водоемы и фонтаны, история и сегодняшний день. Это бесконечное сочетание форм и линий, объединенных искусством садовника в единое целое. Наконец, Кадриорг не просто парк – это своеобразный мемориальный ансамбль: старые дубы, вид которых на фоне моря зародил у ПетраI мысль о создании парка, и его аллеи, хранящие множество незримых следов, которые никогда не сотрутся. По ним проходили Вяземский и Тютчев, Бунин и Блок, Лист и Чайковский, Рерих и Келер, Карл Якобсон и Лидия Койдула, Вейценберг, Капп и Эрнесакс, Таммсааре и Вильде, Миддендорф и Толль… Трудно, пожалуй, невозможно сказать, кто из тех, кто принадлежал к художественным и интеллектуальным кругам Эстонии и России, не бродил по Кадриоргу. Кто знает, сколько идей, замыслов, звуков родилось под сенью его листвы.

В июле будущего года Кадриоргу, колыбели паркового искусства Эстонии, исполнится 285 лет! За эти без малого три столетия он то приходил в запустение, то восстанавливал свой облик и художественную ценность. Так было в 20-е годы ХIХ века, когда Кадриорг был модным столичным курортом «Ревельские воды», и в тридцатые минувшего столетия, когда после долгого периода запустения в парке были проведены большие работы по приведению в порядок зеленых насаждений, прокладке новых аллей, строительству спортивных сооружений, по организации его регулярного обслуживания.

Сохранились воспоминания одного из садовников того времени о том, как было организовано обслуживание Кадриорга и других исторических парков Таллинна.

Существовала дирекция, которой руководил брат президента страны Петер Пятс. В штате были: испектор по охране природы, которому подчинялись садовники, дендролог и цветовод, в его распоряжении было тепличное хозяйство (кстати, старейшее в Таллинне, оно было основано в 1827 году и нынче ему 175 лет); еще один садовник руководил лесопитомником на полуострове Виймси. Там на 10 гектарах выращивали деревья и кустарники для парков (ныне на этом месте стадион). В 1940 году в питомнике насчитывалось 8 тысяч саженцев деревьев и 27 тысяч кустов. Около 40 рабочих убирали и обихаживали Кадриорг. Зарплата у них была небольшая, но бесплатные жилье, дрова и чай во время работы. Для обслуги парка построили на улице Вейценберга три жилых дома (№№22, 24, 33) и дом в Виймси. Для работы в парке использовали и безработных, причем зимой набирали женщин–они трудились в теплицах, а летом приглашали мужчин, которые выполняли земляные работы и уборку территории.

После войны Кадриорг жил как бы сам по себе, без заметных перемен и улучшений. И хотя еще четверть века назад были разработаны рекомендации по оздоровлению зеленых насаждений и благоустройству парка, эти планы оставались в стадии благих пожеланий. Нужны были условия для их осуществления, человеческая энергия и любовь к природе, даже увлеченность, способные превратить планы в конкретные дела. Девяностые годы создали такие условия!

С тех пор, как в 1990 году хозяйство Кадриорга возглавил молодой и энергичный человек, профессиональный садовник Айн Ярв, парк во многом изменился. Именно в эти годы был создан сказочно красивый уголок в районе северо-восточных прудов, очищен Лебединый пруд, посажены деревья на трех главных аллеях парка, воссоздан Цветочный сад в стиле барокко, близки к завершению работы по воссозданию миражеской стены с каскадом и фонтанами… Парк просто стал чище и потому уютней. И это без особого шума, субботников, силами небольшого коллектива. Хотя порой бывает неимоверно трудно. Одна минувшая «нервная зима», как назвал ее Айн Ярв, повалила в парке 166 старых деревьев. Немалые трудности вызывает и то обстоятельство, что на территории парка несколько землевладельцев: администрация президента, Художественный музей, стадион, теннисный холл и даже, как теперь говорят, физические лица. Им принадлежат участки на улице Мяэкалда и неизвестно, каким образом оказавшаяся в частном владении территория, на которой находятся летние бассейны и руины ледового холла. Здесь, в самом сердце старинного парка, новые владельцы планируют построить три трехэтажных жилых дома.

И только благодаря настойчивости Айна Ярва и тех, кто его поддерживает, удается осуществлять реставрацию и благоустройство парка.

За минувшие годы не раз менялось название организации, обслуживающей парк: была она и муниципальным, и малым предприятием, наконец – товариществом. Следуя моде, решили передать заботу о жемчужине природы и садового искусства – старейшем парке страны – «приходящей няне» – акционерному обществу по уборке улиц. Это все равно что поручить следить за состоянием экспонатов художественного музея фирме по уборке административных помещений.

Абсурд был настолько явным, что удалось отменить результат конкурса 2001 года и по предложению самого товарищества восстановить с 1 января 2003 года на его основе муниципальное предприятие, передав его из ведения Кесклинна коммунальной службе Таллиннской городской управы. Здравый смысл победил на грани абсурда. Но угроза сохранилась – осенью выборы местных органов власти, и чем черт не шутит… Все это заставило ускорить преобразование товарищества в муниципальное предприятие и перенести его на 1 июля этого, 2002 года.

Лев Лившиц

Источник информации: газета «Молодежь Эстонии», 17.06.2002.

Оставьте Отзыв

Your email address will not be published. Required fields are marked *