Главный экспонат музея

Из многочисленных музеев столицы Эстонии три расположены в древних крепостных башнях. Это музей Театра и музыки в башне Ассауве, Морской музей в Толстой Маргарите и филиал Городского музея в Кик-ин-де-Кек. О музее Театра и музыки был рассказ в статье «Музыкальная башня» («МЭ» от 12.11.2002 г.). Сегодня речь пойдет о музее, расположенном в башне Кик-ин-де-Кек.

Время, спрессованное в камне

Совершим небольшую экскурсию. Поднимемся с площади Вабадузе к входу в башню, прорытому в «теле» Ингерманландского бастиона, нынешней горке Харью, и через пристройку, сооруженную в ходе реставрации, войдем в вестибюль музея, открытого в бывшей боевой башне в ноябре 1968 года после ее реставрации, вернее, регенерации (это слово происходит от латинского regeneratio — возрождение, возобновление), и оно, пожалуй, больше подходит к тому, что было сделано в башне, возвращенной к активной жизни, но уже в новом качестве. Еще несколько ступеней вниз ведут на второй ярус, на первый можно попасть по узкой каменной винтовой лестнице в толще стены. В этом глубоком подземелье без окон в средние века хранили боеприпасы, а теперь здесь, как и на верхнем шестом ярусе, проходят всевозможные периодические выставки. Свои работы показывают фотомастера разных городов и стран, мастера прикладного искусства — из дерева, текстиля, кожи, на втором ярусе проходят концерты.

На трех некогда боевых ярусах основные экспозиции, посвященные истории Таллинна, его вооружению и крепостным сооружениям, от городища Иру, первого известного эстонского укрепления в излучине реки Пирита, макет которого можно увидеть на одном из этажей башни, до копии макета (подлинник находится в одном из музеев Стокгольма) крепостных сооружений Ревеля (Таллинна), построенных в ХVII столетии по проекту шведского фортификатора Эрика Дальберга. Среди экспонатов вооружение воинов разных времен, от наконечников копий и рукояток мечей ХI-ХIII веков до средневековых артиллерийских орудий. Это они из амбразур башен «вытягивали бронзовые шеи», защищая город от врагов.

На третий ярус ведет построенная в ходе регенерации башни новая широкая лестница. Здесь войн, которые вели в глубокой древности эстонские племена против тех, кто посягал на их свободную жизнь, и тех, кто в своих интересах крестом и мечом захватывал эти земли. Слишком неравными были силы в этой борьбе. У одной из стен стоит эстонский воин в холщовой рубахе с мечом из местного болотного железа и кожаным щитом. А неподалеку тяжело вооруженный в рыцарских доспехах крестоносец. И что самое удивительное, эта борьба длилась долго, то затихая, то разгораясь с новой силой.

В древней Хронике Генриха Латыша, участника первого похода в земли прибалтики конца ХII — начала ХIII столетий, рассказана глазами очевидца история обращения язычников в веру Христову, похода, который папа и император приравняли к крестовым походам в Палестину, завершившегося по сути дела колонизацией земель, населенных лэттами, ливами и эстами. Причем, если «обращению» лэттов и ливов посвящена одна треть Хроники, носящая заглавие «О Ливонии», то вся остальная ее часть (т.е. 2/3) составляет книгу «Об Эстонии». В этом неравенстве — упорное сопротивление колонизаторам, оказанное плохо вооруженными эстонскими крестьянами воинам рижского епископа, рыцарям Ордена меченосцев и войскам датского короля Вальдемара II.

Эпитафия-картина, написанная художником Лембертом Гландорфом в память о погибших осенью 1560 года в стычке с русскими конниками десяти «черноголовых братьях», рассказывает о Ливонской войне и осаде Ревеля войсками Ивана Грозного, об этой же войне напоминают пушки того времени и ядра русских орудий, вмурованные во внешнюю стену башни.

Северная война между петровской Россией и Швецией прошла по землям Эстонии огненным валом и унесла немало жизней, и не только под огнем ружей и пушек, но и от чумы в осажденном русскими войсками Ревеле. Под стеклом совсем не заметный на первый взгляд экспонат — листок бумаги с текстом, написанным от руки. Этот листок — акт о капитуляции Ревеля перед войском Петра I в сентябре 1710 года решил судьбу города на два последующих столетия.

Обо всем этом можно узнать на уроках истории или прочитать в книгах, но когда видишь на одном из ярусов башни Кик-ин-де-Кек этот листок или артиллерийское орудие, отлитое ревельским мастером Кортом Хартманом в канун Ливонской войны, с очень символичной немецкой надписью на казенной части орудия «Меня назвали Горькая смерть, поэтому я разъезжаю по разным странам, не щажу ни бедного, ни богатого, в кого попадаю — мне все равно», невольно задумываешься о том, что это действительно горькая правда. Пушкам и впрямь все равно, а людям, погибшим от их губительного огня в Ливонской и многих других войнах?

Все это делает события многих столетий более зримыми и понятными. И все-таки главный экспонат музея сама башня, свидетельница и участница всех этих войн, памятник человеческому мастерству и безумству.

Среди лучших музеев Европы

В башне я встретился с директором Городского музея, госпожой Варрак, которая рассказала о предстоящих переменах в филиале музея — Кик-ин-де-Кек.

— Прежде всего,- сказала она,- необходимо провести реновацию башни, обновить систему отопления, выполнить другие работы и после их завершения кардинально обновить всю экспозицию, изменить ее так, чтобы посетителю были наглядно видны не только этапы строительства защитных сооружений Таллинна, но и причины, породившие их усовершенствования. Использовать для этого современные методы показа, в том числе и виртуальные, когда на экранах дисплеев можно будет увидеть постепенную трансформацию с ХIII по ХVII столетие крепостных стен, башен и бастионов. Сделать так, чтобы все это было интересно и школьнику, и академику.

Конечно, при этом мы используем полностью оправдавший себя опыт реорганизации основной экспозиции Городского музея на улице Вене, 17 (об этом «МЭ» писала 14.10.2003 г. в статье «Приметы времени»), опыт других европейских музеев.

При Совете Европы существует Форум европейских музеев, который в течение 25 лет проводит ежегодные выборы лучших музеев континента,- продолжила госпожа Варрак.- На 2003 год было выдвинуто на соискание почетного звания 60 музеев, в том числе впервые два эстонских — Музей зарубежного искусства в Кадриоргском дворце и Таллиннский Городской музей. В прошлом году специальная комиссия Форума знакомилась с их экспозициями и постановкой музейного дела. В результате в номинацию конкурса на звание «Лучший музей Европы» среди отобранных кандидатов включен и наш музей.

Кроме того, Таллиннский Городской музей стал одним из учредителей создаваемого в Брюсселе Музея Европы, и в январе 2004 года меня пригласили в столицу Бельгии на торжества, посвященные его основанию.

Когда поднимаешься по крутой винтовой лестнице в четырехметровой толще стены и из узких окон-амбразур открываются виды современного Таллинна, а на верхнем, шестом ярусе с почти пятидесятиметровой высоты смотришь на его круговую панораму и висящие в простенках фотографии Таллинна 20-30 годов прошлого века, работы известных фотомастеров братьев Парикас, сравниваешь, что было и что есть, то невольно думаешь — как хорошо, что некогда боевая башня, выдержавшая за свою многовековую историю немало осад, теперь мирный музей, а пушка «Горькая смерть» всего лишь макет настоящего орудия. И дай-то нам Бог, чтобы пушки, бомбы, ракеты и прочие вооружения любого происхождения — американского, русского, израильского… — видеть только в музеях. И еще о том, что есть такие неравнодушные, увлеченные своим делом люди, как директор Таллиннского Городского музея госпожа Варрак.

Лев Лившиц

Источник информации: газета «Молодежь Эстонии», 04.11.2003.

Оставьте Отзыв

Your email address will not be published. Required fields are marked *