Музей «Маарьямяэ»

Вторая суббота марта выдалась солнечной и безветренной. По набережной от памятника «Русалке» до Пирита гуляли таллиннцы. Любовались морем, стаями гордо скользящих по воде лебедей, силуэтом Старого города. Нет-нет да поглядывали на Певческое поле, Цветочный павильон, на высящуюся за ним вместо заснеженного обрыва глинта неуклюжую громаду 16-этажного жилого дома, на лестницу, ведущую к ограде с орлами над входными воротами замка графа Орлова-Давыдова. В этом здании с готической башней разместился филиал Исторического музея Эстонии. Поглядывали таллиннцы на орлов и башню и шли себе дальше.

Честно признаюсь — в последний раз был в этом музее несколько лет назад, весной двухтысячного года. Тогда меня поразило полное отсутствие посетителей. Более двух часов знакомился с экспонатами, и все это время в залах никого, кроме меня и дежурных, не было.

Интересно, что изменилось здесь за минувшие четыре года?.. Изменился прежде всего сам музей. Он стал по-настоящему интересен, и сегодня его экспозиция вводит в историю Эстонии, «без небылиц и замусоренных представлений», без навязанной оценки тех или иных событий, их последствий и роли людей в жизни страны. Только факты, из которых сами посетители могут сделать выводы. Причем эти факты представлены очень живо и порой неожиданно, они как бы вводят в мир людей, создававших в ХIХ-ХХ столетиях основу, на которой была создана современная Эстония.

Совершим небольшую прогулку по залам музея. В центре одного из них подлинная извозчичья пролетка с манекеном — изящной барышней на заднем сиденье, рядом стоят господин с дамой, одетые по моде того времени, то ли провожают девушку, то ли ждут очередного извозчика. И все это на фоне большого панно с видом горки Харью и башни Кик-ин-де-Кек, гуляющих горожан, всадников и колясок.

Неподалеку макет в натуральную величину мелочной лавки. За прилавком стоит манекен мужчины с пышными усами, возможно, хозяина или приказчика. Он положил руку на чашу настольных весов, прикрыв ладонью полученные за какую-то покупку деньги. На полках все, что предлагали такие лавочки покупателям ХIХ века: медные чайники, швейные машинки, хомуты, безмены, часы, керосиновые лампы, продукты, вина…

Напротив интерьер жилой комнаты рядового горожанина, по-видимому, православного человека — в красном углу икона. Под ней на почетном месте сверкает на столике начищенными боками самовар. Стулья с высокими спинками вокруг стола, а на нем приходно-расходная книга бережливого, считающего каждую копейку мастерового.

Через открытый дверной проем можно заглянуть в класс приходской школы, на кафедре учитель, он же церковный кистор, учит ребят, кроме грамоты, и счету, пению, а посему за его спиной грифельная доска и орган-позитив. На первом плане длинная парта, за которой сидели ученики сразу всех четырех классов такой начальной школы.

На стендах фотографии крупнейших заводов и фабрик конца ХIХ — начала ХХ столетия. Старейшего из них шерстоткацкого предприятия в Синди, цехов нарвского Кренгольма, цементного завода в Кунда, целлюлозной фабрики в Пярну, таллиннского завода «Вольта» и других. Кроме фотографий образцы продукции, станок для производства фанеры, другие экспонаты.

Всего несколько экспонатов, посвященных отдыху: старинный велосипед с огромным передним и миниатюрным задним колесами, рекламная тумба с наклеенными объявлениями. В одном из них — «В зале Авинурмеской пожарной дружины 13 июня с.г. состоится увеселительный вечер. В программе — спектакль «В вихре» и танцы», в другом — «В зале «Империал» международный чемпионат — 9 дней французской борьбы»…

Интересны залы, посвященные эстляндскому дворянству. На больших листах красочные генеалогические «деревья» родов Рейнхольдов и Ливенов, в витринах предметы быта: театральная сумочка из бисера, фарфоровые статуэтки «Весна» и «Осень», подзорная труба, веера и другие мелочи, украшавшие семейный быт местного дворянства. Здесь же фотографии наиболее известных баронских мыз: Сангасте, Виймси, Кейла-Йоа и других, портреты некоторых владельцев, оставивших след в истории науки и мореплавания: Крузенштерна, Беллинсгаузена, Коцебу, Врангеля, Бэра, Миддендорфа.

О культурной жизни Эстонии в конце ХIХ — начале ХХ столетия рассказывают экспонаты, посвященные первым театральным зданиям — «Ванемуйне» в Тарту (1870), «Эндла» в Пярну (1911), «Эстония» (1913), певческим праздникам, спектаклям и выдающимся актерам.

Несколько залов отведены бурным событиям первой половины прошлого века — мировые и гражданские войны, революции, создание первого в истории эстонского народа самостоятельного эстонского государства, жизни молодой Эстонской Республики, ее сельскому хозйству, промышленности, культуре, сороковым годам — вхождение в состав СССР, война, немецкая оккупация, послевоенные годы. Подлинные плакаты и лозунги с призывами защищать революцию и свободу родины, вооружение, обмундирование воинов Освободительной войны, советских и немецких солдат, ордена и знаки отличия, макет землянки «лесных братьев» и воссозданный кабинет первого президента Эстонии Константина Пятса с принадлежавшими ему большим столом и книжным шкафом из ценных пород дерева…

Не менее интересны материалы об истории здания музея, построенного в 1874 году графом А.Орловым-Давыдовым. Свое новое имение граф назвал по именам жены и дочери — обе были Марии. После отъезда в 1917 году сына Орлова-Давыдова Алексея во Францию в этом здании размещалось консульство Голландии, потом ресторан «Ривьера Пале», с 1937-го — Авиационное училище, после войны жилые квартиры, наконец, в 80-е годы прошлого века после реставрации филиал Исторического музея.

А ранее на этой прибрежной возвышенности размещались сахарное производство и несколько жилых зданий, а сама местность называлась Сахарной горкой. Один из домов в 1826 году сняла семья покойного историка Н.М.Карамзина. Их салон был центром культурной жизни Ревеля, здесь поэт Вяземский написал под впечатлением разгрома декабристского восстания стихотворение «Море», слова которого актуальны и сегодня, спустя 278 лет:

Людей и времени раба,
Земля состарилась
в неволе,
Шутя ее играют долей
Владыки, реки и судьба…

Право, интересный музей, но, как и четыре года назад, в этот субботний день я был в его залах единственным посетителем. Жаль!

Лев Лившиц

Источник информации: газета «Молодежь Эстонии», 23.03.2004.

Оставьте Отзыв

Your email address will not be published. Required fields are marked *