Каменных дел мастера

Первые строители

«Летом 1185 года священник ордена св. Августина Мейнхард пригласил с Готланда каменщиков и повелел им построить в деревне Юкскюла первую на ливонской земле каменную крепость, — так пишет о начале обращения в христианство язычников Прибалтики в своей «Хронике» Генрих Латвийский. — В то же время,- продолжает автор, — соседние язычники семигаллы, услышав о постройке замка из камня и не зная, что камни скрепляются раствором, пришли с большими корабельными канатами, чтобы, как они думали, растащить замок. Но убрались восвояси, неся на носилках многих своих, пораженных стрелами…»

Из этого отрывка «Хроники» Генриха Латвийского следует, что до начала германо-скандинавской экспансии в ХII столетии народы Прибалтики просто клали камень на камень. О том, что кладку можно скреплять раствором, не только не знали, но и не слышали.. Однако прошло не так уж много времени, и уже в середине ХIII века среди первых строителей Ревеля (Таллинна) встречаются эстонские имена — Хенне Мустапеа, Хенне Сепп и другие.

С тех пор прошло более 850 лет, и за эти восемь с половиной веков в городах Ливонии, в том числе Эстонии, построены из камня не только крепости и замки, но и целые города. Первыми в Прибалтике создали строительный цех ревельские мастера-каменщики. Старейший устав цеха был утвержден в 1402 году, а их братство существовало значительно раньше.

Строительство всегда и везде было чрезвычайно важным занятием. В средние века строители всегда были среди основных ремесленных профессий. Магистрат постоянно уделял самое пристальное внимание уставу цеха каменщиков. До нас дошло больше его редакций, чем любых других ревельских цехов, это уставы 1459-го, 1685-го и ряда других лет.

Каменщики встречаются в книгах Ревельского магистрата, начиная с тридцатых годов ХIII столетия. В других странах и городах Северной Европы о ремесленниках этой профессии упоминается: в Швеции уже в ХI веке, в Риге в конце ХIII, а в Гамбурге и Любеке — столетие спустя.

В конце ХIV века среди строителей Ревеля наметилось разделение труда: обозначилась разница между каменщиками и резчиками по камню. Не позднее ХV столетия появилась еще одна узкая специальность — изготовители черепицы для кровли, однако ни те, ни другие не выделились в отдельные цехи. Из-за этого постоянно возникали ссоры внутри цеха между представителями разных профессий при выборе старейшин, так как каждый хотел видеть во главе цеха своего человека. Иногда магистрату приходилось разрешать такие конфликты. И только в конце ХVII столетия образовалось два цеха — каменщиков и каменотесов, да еще мастера Тоомпеа в 1692 году отделились от каменщиков Нижнего города.

Мастера

В нашем представлении работа средневекового каменщика — тяжелый и неквалифицированный труд, посильный для каждого здорового человека. Но это далеко не так. В ХIII-ХVI веках каменщики не только клали стены, печи, трубы и дымоходы. Строитель-каменщик был еще и архитектором, и подрядчиком. Для начала он представлял заказчику чертежи и планы, делал расчет стоимости строительства, сам готовил некоторые материалы. Особенно ответственным было изготовление известкового раствора, от его качества зависела прочность постройки. Крепость раствора определялась качеством извести и различными добавками. Иногда мастер-каменщик ставил рядом с постройкой временную печь для обжига извести, чтобы лично следить за процессом ее изготовления. Среди добавок были иногда, на наш взгляд, неожиданные компоненты, например, кровь теленка, яичный желток, молоко и многое другое. Рецепт раствора был профессиональным секретом мастера и передавался по наследству. И сегодня ученые пытаются выяснить составы растворов строителей того времени, чтобы понять, каким образом им удавалось строить здания на века.

Строитель-каменщик обязан был знать городские строительные правила и секреты зодчества. Из состава цеха выбирался городской баумайстер (главный зодчий). В его обязанности входило следить за выполнением установленных Ратушей норм пожарной безопасности — огнестойкости труб и дымоходов, а также соблюдением интересов домовладельцев и, что особенно важно, ибо не потеряло актуальности и в ХХI столетии, рациональности застройки, красных линий (границ застройки улиц), и сохранением эстетического вида не только здания, но и всего города. Так, в одном из контрактов 1415 года о строительстве в Копли рыбацких хижин предписывалось сохранять их временный характер и не строить рядом никаких жилых домов. Следить за этим предписанием обязан был все тот же баумейстер. Одной из основных его обязанностей было поддержание в полном порядке городской защитной стены и башен. 10-12 подмастерьев и четыре ученика ежедневно по распоряжению баумейстера проходили вдоль городской стены, наблюдая, не выпал ли из нее какой-нибудь камень и не совершает ли кто подкоп.

Долгий путь

Для того, чтобы попасть в цех, нужно было начинать с ученика (Junge-мальчика), который должен был сдать экзамен, заплатить взнос и устроить попойку, потом он становился подмастерьем. После определенного времени обучения и странствий по другим городам Европы он сдавал экзамен на звание мастера.

В уставе цеха 1685 года сказано: «Никто не может стать мастером иначе как имея честное свидетельство о рождении и учебе, и если он может достоверно утверждать, что три года провел в других городах и странах, изучая специальность, и в годы своих странствий вел себя достойно и честно. Мастером же он может стать не раньше, чем, проработав здесь четверть года у одного из мастеров и на нашей очередной попойке, или кварталии, поставив рейхсталер, потребовать право мастера. После этого он должен еще полгода служить подмастерьем у одного из мастеров, чтобы было видно, всему ли он обучен и может ли работать, как подобает мастеру славного города Ревеля. После этого он снова должен потребовать права мастера и при содействии и согласии господ цеховых за свой счет в доме ольдермана (старейшины цеха) или какого другого мастера сделать шедевр, как предусмотрено уставом».

Что же предусматривал устав, утвержденный Ревельским магистратом в 1450 году? Определялось, что «…каменщик, желающий стать мастером, должен показать себя искусным каменотесом и проявить ловкость в кладке стен и прочих делах… в присутствии шести старейших мастеров цеха». Кроме этого устав от 5 августа 1685 года предусматривал: «…Пробной работой (шедевром) мастера-каменщика да будет чертеж одного дома длиной 80 футов и шириной 40 футов, имеющего три этажа, из которых один подземный, лестницы, пилястры и все прочее, что к нему относится, один из верхних этажей должен иметь план в полных пропорциях, дать также чертежи труб и дымоходов, чтобы дом не пострадал от пожара…»

Наконец, после успешной сдачи экзамена новоиспеченный мастер вносил взнос в кассу цеха и устраивал попойку из трех блюд с двумя бочками пива. И при этом вел себя достойно, как сказано в правилах цеха каменщиков: «Если кто из нашего братства вольет в себя больше пива, чем может переносить, и поэтому в собрании или за дверями произойдет неподобающее, таковой должен уплатить штраф в половину марки».

Не думайте, что главным занятием цеха каменщиков были «попойки» — они трудились добросовестно. Это они, каменных дел мастера, построили сотни лет назад дома, стены и башни нашего города. И то, что сегодня мы гордимся старым Таллинном, — их заслуга!

Лев Лившиц

Источник информации: газета «Молодежь Эстонии», 20.04.2004.

Оставьте Отзыв

Your email address will not be published. Required fields are marked *