Шесть веков в плавании

В Тарту на воду спущена единственная в мире

2 х фото Пеэтера РЕХЕМАА
В шесть часов вечера на берегу Эмайыги, возле мастерской, где более года группа энтузиастов воссоздавала по уникальным технологиям это средневековое судно, собрались тысячи горожан. После торжественной части, продлившейся около часа, из распахнутых ворот верфи по слипам медленно соскользнуло на воду деревянное, чем-то напоминающее кита судно, аналогов которому, по словам эстонских корабелов, нет во всем мире. О том, что этому предшествовало, рассказал член правления MTÜ Emajõe lodja selts Прийт Яагомяги.

На исходе Средневековья в немецкий торговый союз Ганза входили четыре эстонских города: Реваль (Таллинн), Пярну, Феллин (Вильянди) и Дорпат (Тарту), так назывались эти города во времена Ганзы. Именно через эти города, начиная с XV века, велась европейская торговля с Московской Русью. Из Европы, точнее, из Северной Германии, Фландрии и Англии, в Пярну морским путем на крупных судах привозили соль, сукно, крепкое пиво и вино, засоленную селедку и ремесленные товары из железа. Поскольку Московское государство в те времена не имело торговых портов на Балтике, дальнейший транспортный путь пролегал по эстонским и российским рекам и озерам. Вот тут и начинали свою работу ганзейские, или, как их еще называли, чудские, ладьи, которых в годы расцвета ганзейской торговли насчитывалось до семисот. В Пярну на них перегружались грузы, и по рекам, а где и волоком, они через Вильянди и Выртсъярв попадали в Эмайыги и прибывали в Тарту, который именно благодаря этому превратился в процветающий купеческий город. Отсюда после короткого отдыха ладьи пересекали Чудское озеро и приплывали в Псков и даже в Новгород, где имелись ганзейские конторы. Здесь европейские товары попадали в руки русских купцов, а взамен их на борт загружали российские меха, лен, пеньку, мед, воск, зерно, и ладьи отправлялись в обратный путь. Вся эта транспортная операция по маршруту Пярну — Псков — Пярну могла занимать несколько месяцев.

Интересно, что чудские ладьи сыграли косвенную роль в становлении российской государственной символики. В 1472 году великий князь Московский и всея Руси Иван III заключил династический брак с племянницей последнего византийского императора Константина XI Софьей Палеолог. Находившаяся под опекой Папы Римского Софья морским путем прибыла в Таллинн, откуда по сухопутью августейшая невеста с огромной свитой добралась до нынешнего Тарту. Здесь они погрузились на чудские ладьи, которые 11 октября 1472 года были торжественно встречены в Чудском озере псковскими судами. Путь от Рима до Москвы занял четыре месяца. Что касается символики, то именно на этих ладьях Софья доставила в Россию металлическое изображение двуглавого орла, ставшего государственным гербом Московского царства, Российской империи и нынешней Российской Федерации. На этих же судах прибыли таинственные легендарные книги, составившие впоследствии основу загадочно исчезнувшей библиотеки Ивана Грозного, безуспешные поиски которой продолжаются и по сей день.

Прошли века, распалась Ганза, рушились и возникали государства, а чудские ладьи продолжали свою нужную работу. Правда, изменилась их роль – строительство железных дорог во второй половине XIX века нанесло сокрушительный удар по речным транспортным путям. К началу XX века ладьи курсировали между Тарту, из которого вывозили соль, сахар, селедку, керосин и водку, Ряпина, откуда везли бумагу, Пийриссааром, грузившим лук и рыбу, Мехикоорма, поставлявшим знаменитого сушеного чудского снетка, и Псковом, где сгружались все эти товары и откуда вывозили лен, паклю, муку, дрова и опилки.

Века чудской ладьи заканчивались. Окончательный удар по этим судам нанесли обе мировые войны, когда враждующие стороны уничтожали эти уникальные плавсредства, опасаясь, что противник использует их для высадки десанта. Последнюю ладью на Эмайыги можно было увидеть еще в 1955 году, на русской стороне Чудского озера ладейные остовы сохранились до начала 1970-х годов, но затем вместе с последними судами ушли в вечность и мастера, знавшие секреты ладейностроительных технологий, и шкиперы, когда-то водившие их по речным и озерным просторам.

Прийт Яагомяги, крепко сбитый мужчина лет тридцати с характерной шкиперской бородкой, рассказал, что в начале 2004 года двадцать энтузиастов создали товарищество Emajхe lodja selts, задачей которого было воссоздание в натуральном виде исторической ганзейской, или чудской, ладьи, сыгравшей когда-то существенную роль в развитии европейской, эстонской и российской торговли. Предполагалось, что единственное в современном мире древнее судно будет воссоздано к Ганзейским дням, намечавшимся на конец июня 2005 года, но эти планы столкнулись с определенными трудностями. Как всегда, на первом плане стоял финансовый вопрос. После долгих переговоров новый проект поддержали фонд Евросоюза Phare, самоуправление города Тарту, акционерное общество TELE 2, государственное лесное хозяйство Эстонии, предоставившие 1,3 миллиона крон и материалы для строительства уникального судна. Второй проблемой стал поиск мастеров, владеющих соответствующими технологиями, но, увы, время летит, люди уходят, и таких специалистов уже не осталось. Пришлось идти другим путем и искать сохранившиеся чертежи. Кое-что в своих архивах нашли Эстонский Национальный и Эстонский Морской музеи, дополнительные сведения пришлось искать в Нидерландах и России, где инициаторы проекта освоили азы деревянного кораблестроения.

Что же представляла собой древняя чудская ладья? Прийт Яагомяги сразу сказал, что нельзя путать это судно с кораблями викингов, которые также называют ладьями. Для чудской ладьи главной целью является перемещение максимального количества груза по мелководным рекам. Следовательно, задачей является постройка судна с минимальной осадкой. Поэтому строители старались увеличить его ширину. В результате ладьи очень различались своими размерами: длина колебалась от 8 до 25 метров, ширина – от 5 до 13 метров. Наиболее крупные ладьи могли везти до 200 тонн товаров. В качестве движителя использовались парус и весла, начиная с XX века – мотор, а на исходе своей истории в 1950-х годах ладьи тянулись буксирами.

Как правило, экипаж ладьи состоял из трех человек: хозяин судна был шкипером, а ему помогали члены семьи. Зачастую ладья становилась домом для всех них на круглый год, так как, помимо грузового трюма и ведущей рубки, в корме находилось отапливаемое жилое помещение, где устанавливалась стационарная плита для приготовления пищи и обогрева. В более древние времена существовала, как сегодня сказали бы, арендная система эксплуатации судов, когда владелец ладьи и товара не нанимал постоянный экипаж, а передавал права на перегонку ладьи прибрежным жителям. Однако чтобы сохранить справедливость, каждый из «арендаторов» мог везти ладью только по территории своего хуторского участка, прилегающего к берегам реки, а затем на борт вступали хозяева-соседи.

Когда, наконец, были собраны нужные чертежи и набран первоначальный опыт, возник вопрос – какой вариант ладьи будут строить современные корабелы, обратившие свой интерес в прошлое. Выбрали средний вариант, то есть не маленькая лодочка, делать — так делать, и не грандиозное судно, поведение которого на воде непредсказуемо. Сначала создали макет в масштабе 1:10, внимательно его изучили, а затем стали переносить на строящееся судно. Окончательные параметры нового судна, которое существует в единственном экземпляре: длина 12 метров, ширина 7,5 метра, высота мачты от киля 15 метров, площадь паруса 100 квадратных метров, вес судна 20 тонн, грузоподъемность до 100 тонн. Интересно, что в субботу господин Яагомяги осторожно оценил водоизмещение ладьи – надо сначала спустить на воду, произвести соответствующие измерения и вычисления, а тогда уже станет ясно. Сегодня судно уже на воде, и на днях будет определен и этот параметр.

Во время строительства возникла еще одна проблема: государственное лесное хозяйство, поддержавшее этот проект, предоставило для строительства ладьи великолепную мачтовую сосновую древесину, но для изготовления изогнутых поперечных шпангоутов были необходимы кривые стволы. Пришлось вывешивать в Интернете многочисленные объявления, ездить по всем предложениям, отсылать эти бревна на лесопилку. Даже гвозди, скобы и прочие железные детали изготавливал свой кузнец. В общей сложности строительство чудской ладьи заняло около года. Конечно, основой этого проекта были люди, стоявшие у истоков этой идеи, но господин Яагомяги подчеркнул, что к строительству чудской мечты приложили руки более 150 человек, работавших безвозмездно. В субботу также определились и с названием, из десятков предложенных выбрали Jхmmu, что по-русски приблизительно означает «Бугаенок».

Конечно, можно спросить: зачем это нам всем надо? Но на этой земле и этих водах мы сейчас живем, и неужто нам не интересно, что здесь было до нас. И что будет после нас.

Ладья сегодня качается на водах Эмайыги. Это воссозданное из небытия судно будет ходить по старым ганзейским торговым путям, но плавать на нем уже будут люди XXI века, которые смогут заглянуть в прошлое и обязательно вернутся обратно. Тем более что у инициаторов проекта есть заманчивый план: в ближайшее время на этой ладье повторить плавание Софьи Палеолог от Тарту до Новгорода.

Александр Бухарин

Источник информации: «Молодежь Эстонии»

Оставьте Отзыв

Your email address will not be published. Required fields are marked *