Топ-десятка таллиннских мостов

Не ахти какой оригинальный анекдот рассказывают о жителях двух столиц — Таллинна и Питера, сошедшихся за «рюмкой чая» в ресторане на берегу, допустим, реки Пирита. На вопрос, а когда у вас тут разводятся мосты, принимающая сторона глубокомысленно ответила: «Обычно после двух-трех». Когда же скоротечная белая ночь пролетела и над заречным лесом стал подниматься рассвет, невозмутимый таллиннец уточнил питерскому другу: «Но-о-о, после двух-трех выпитых бутылок»…

С одним не поспоришь: мосты в Таллинне действительно не разводят. Да и не ассоциируется столица Эстонской Республики с мостами — в той степени, как ассоциируются соседи: Петербург, Стокгольм, Рига или тот же Тарту. И это, что ни говори, обидно. Потому что с десяток мостов в границах Таллинна отыскать совсем не сложно. И даже выбрать из них наиболее характерные.

Начнем, пожалуй, с чисто математических показателей. Почетный титул самого длинного — как в столичных, так и в общеэстонских масштабах — моста по праву следует присвоить виадуку на Смуули теэ. Судите сами: путепровод длиной 370 метров через железную дорогу состоит из 170-метрового вантового моста и 200-метрового балочного моста с пятью пролетами.

Строительство моста-рекордсмена завершилось весной нынешнего года. Однако мало кто из горожан знает, что у него в свое время имелся предок. Быть может, уступающий по размерам, но куда как более знаменитый — Длинный мост. Он же Деревянный, он же Тоомпеаский. Как и следует из названия, соединял он Верхний город с Нижним и тянулся от расположенного на въезде на Тоомпеа дома коменданта до современного памятника адмиралу Питка. Жаль только, что после вычеркивания Ревеля из списка крепостей уникальное фортификационное сооружение снесли века полтора назад. Но, поднимаясь на Вышгород по улице Тоомпеа, представьте на миг: вместо нее могло бы быть деревянное мостовое покрытие…

Самый малоиспользуемый — пожалуй, изящный пешеходный мостик над бывшим городским рвом у подножия Тоомпеа. Точнее — над прудом Шнелли: появился этот скромный мост, скорее всего, именно во время переоборудования бывшего пояса городских укреплений в зеленое ожерелье садов и парков.

Следует, впрочем, отметить, что этот «скромняга» соединяет собой не противоположные берега пруда-рва, а два холма — остатки бывших крепостных валов. При всей их живописности популярностью для прогулок они у таллиннцев последние годы что-то не пользуются. Может, стоит установить малопопулярный мост не «вдоль водоема», а поперек: глядишь, и использовать его станут почаще.

Если уж речь пошла о живописности, то нельзя не упомянуть о мосте, перекинутом через речушку Пяэскюла практически на самом въезде в Таллинн со стороны Пярну. Выстроенный в первой половине XIX века двухпролетный Пяэскюлаский каменный мост по праву может претендовать на титул самого живописного. И, кстати, одного из самых старых в столице, хотя и не используемого уже по непосредственному назначению: трасса современного Пярнуского шоссе проходит на полсотни метров ближе к железной дороге.

Связь взятого с 1996 года под государственную охрану в качестве памятника культуры Пяэскюлаского каменного моста с изящными искусствами, и с живописью в частности, усугубляется и тем фактом, что уже на рубеже позапрошлого и прошлого столетий он попал на полотно остзейского художника Карла фон Винклера. Картина, скажем прямо, не самая среди широкой публики знаменитая, но все же: не многие таллиннские мосты могут похвастаться своими «портретами» — да еще и вековой давности!

Самый академический — пешеходный мост при въезде в Нымме. Как бы ни называла его народная молва — и Синий (после недавнего ремонта, впрочем, скорее уж Желтый), и просто Ныммеский, — в официальном его имени раз и навсегда закреплена связь с высшим учебным заведением. Точнее, с его учениками: в регистр таллиннских мостов он внесен как Студенческий мост.

Идея соединить овраг между двумя мустамяэскими холмами, по которому вьется нынче Эхитаяте теэ, возникла еще в конце тридцатых годов. А реализована она была лишь полвека спустя: в 1986 году спроектированный профессором нынешнего Таллиннского Технического университета Валдеком Кулбахом стальной мост был завершен. И украшен латинским девизом Mente et Manu: «Разумом и руками». Добавить тут, пожалуй, нечего.

Самый экстремальный — мост через реку Пирита в непосредственной близости от Центра парусного спорта и монастыря Святой Биргитты. То есть, конечно, сама конструкция моста — третьего, кстати, по счету на этом месте, — возведенного к Олимпийской регате 1980 года, ничего общего с «экстримом» не имеет. Но едва ли не с самого момента открытия мост облюбовали любители достаточно экстремального развлечения: прыжков в воду в не приспособленном для подобных занятий месте.

В жаркий летний день фигурки бесшабашных мальчишек, прыгающих с Пиритаского моста вниз, можно увидеть из года в год. И хотя в абсолютном большинстве случаев «спорт» этот заканчивается благополучно, ловишь себя время от времени на мысли, а может, и вправду не стоило в свое время возводить столь высокий пролет — яхты-то дальше моста в устье Пирита все равно не заходят…

Самый фольклорный — наверное, виадук на Пярнуском шоссе, неподалеку от Трамвайного парка. Потому что для коренных таллиннцев этот безымянный мост внушительных размеров раз и навсегда останется «Хендриксоновым горбом»: неофициальное это прозвище всплывает порой даже в новостных сообщениях.

Самое удивительное, что к существующему ныне виадуку занимавший пост председателя горисполкома с 1945 по 1961 год Александер Хендриксон никакого отношения не имел: современный мост был выстроен к 1982 году. Вот его предшественник, бывший куда как уже, а главное — круче на подъеме, — был выстроен в годы правления злополучного мэра советских времен. И хотя нынешний виадук куда как удобнее былого, не самое благозвучное прозвище он получил от него, так сказать, в наследство: такова уж сила народной молвы!

После разговора о «горбах» самое время распрямить спину и подумать о спорте. Благо, повод в сфере истории таллиннского мостостроения у нас к тому имеется с конца октября 2005 года. Именно тогда над рекой Пирита в районе Козе-Люкати появился мост, который так официально и называется — Лыжный.

Самый спортивный мост столицы, разумеется, предназначен не только для лыжников, но и для велосипедистов, любителей роликов, спортивного бега и просто пешеходов. А вот на машине или ином транспортном средстве с двигателем внутреннего сгорания проехать по нему не удастся. Не то чтобы конструкция не выдержала, нет. Просто не солидно как-то даже въезжать колесом на почти паркетное покрытие моста-красавца: шина, как говорится, не поднимется.

Самый невидимый — мост, давший название улице Кивисилла. То бишь — Каменного моста, пролегающей в самом центре современного таллиннского Сити в окрестностях площади Виру. Тут и ручейку, казалось бы, места не найдется — какие уж тут мосты?!

Между тем мост был — по всей видимости, уже в средние века. И ручей был — точнее, не ручей, а некогда полноводная река Хярьяпеа, обмельчавшая, впрочем, и упрятанная в первой половине ХХ столетия в канализационный коллектор. Память о ней сохранилась в названии улицы Йыэ — Речной. Да и уже знакомой нам «Каменомостовской». Кто знает, быть может, под асфальтом или фундаментами стоящих на ней зданий и сохраняются остатки сгинувшего моста-невидимки.

Самые серийные таллиннские мосты стоит, вероятно, искать в районе, где принцип массового строительства был возведен в абсолютную степень. То есть — в Ласнамяэ: над пролегающей через него заглубленной трассой Лаагна теэ был перекинут десяток мостов. Хочется написать через дефис «мостов-близнецов», ан нет: специалисты говорят, что конструкции их отличаются друг от друга.

С недавнего времени пешеходные ласнамяэские мосты различаются еще и по цвету покраски. А заодно и по названиям, присвоенным в честь близлежащих улиц: мост Асундусе — белый, Палласти — бежевый, Выйдуйооксу — оранжевый, Паэ — красный, Смуули — фиолетовый, Линдакиви — голубой, Хярма — темно-синий, Саарепийга — густо-зеленый, Варраку — салатовый, Мустакиви — отнюдь не черный, как казалось бы, а светло-коричневый. Такая вот «серийная палитра».

Самый перепрофилированный — бывший железнодорожный виадук в районе Рахумяэ. Выстроенный в 1927 году на месте пересечения узкоколейной ветки с путями пяэскюлаской электрички, он выполнял свои обязанности до рубежа 60-70-х годов ХХ века. Потом железную дорогу в Эстонии безжалостно перевели на широкую колею, признанные нерентабельными узкоколейки упразднили, и ставший не у дел мост чудом не был демонтирован.

Новую жизнь виадук обрел уже в нынешнем тысячелетии: его отреставрировали, присвоив статус пешеходного и велосипедного. Поезда проходят теперь не по мосту, а под ним — но, надо полагать, старый мост от этого не в обиде. А жители домов, расположенных между Пярнуским шоссе и Рахумяэ теэ, — только в выигрыше. Как, впрочем, и все таллиннцы.

Йосеф КАЦ

Источник информации: «Молодежь Эстонии»

Оставьте Отзыв

Your email address will not be published. Required fields are marked *