Русские в Бельгии: Опыт русской общины в Антверпене

(Продолжение. Начало в газете за 1 ноября 2007 года)

Сейчас в Бельгии насчитывается несколько любительских театральных групп, дающих спектакли на русском языке. Но самой первой и самой популярной по праву считается театр «Антверприза». Существует он с 2000 года, среди авторов постановок — Гоголь, Шекспир, Филатов. Регулярно гастролирует в других городах Бенилюкса.

Началось же все с дружеской тусовки. Собрались как-то несколько подруг. Были среди них и профессиональный режиссер, и журналист, и музыкант, и декоратор. Многие женщины по любви и счастливо выходят замуж за границей, где однако не всегда и не сразу могут найти себе профессиональное применение. Виноваты здесь зачастую незнание языка, неподтвержденный диплом или какая-нибудь бюрократическая закавыка. А усидеть дома — ну, просто нет сил!

Вот и устроили подруги новогодний праздник для детишек из малоимущих русскоязычных семей. Помимо подарков приготовили музыкальный спектакль «Волк и семеро козлят». Репетировали в Пушкинском центре, билеты распространили через православную церковь.

Можно было бы на этом и разойтись, но наши дамы не отступали. Вскоре у них было помещение для репетиций, в труппу стали приходить первые мужчины. Постепенно возникла команда людей, готовых бесплатно работать над костюмами и реквизитом. После первой попытки — «Федота-стрельца» Филатова — последовали Шекспир, Гоголь, Москвин, а также многочисленные капустники.

Среди членов труппы есть свободно владеющие русским языком бельгийцы. Спонсором театра, помимо частных лиц, выступает и город Антверпен. Спектакли идут с субтитрами на нидерландском и французском, что дает возможность пригласить не говорящих по-русски членов семьи и друзей.

На базе театра возникают и новые инициативы. Например, цикл экскурсий по городам Бельгии и Голландии на русском языке. Или детская театральная студия.

Театр продолжает оставаться некоммерческим и любительским. Т.е. актерам и режиссеру денег не платят, хотя работы в театре масса. Тем не менее и театр, и тусовка вокруг него продолжают процветать. Были случаи, когда дело заканчивалось свадьбой и детьми. Недавно я спросила двух энергичных и красивых дам — режиссера и директора театра: стоит ли игра свеч? Реакция последовала незамедлительно: «Конечно! Благодаря театру наши дети заговорили по-русски».

Примечание: автор принимала участие в создании театра в качестве актера и спонсора.

Общественно-политическая платформа

— страна обеспеченная. Как и везде в Европе, люди здесь умеют работать и копить деньги. Когда-то давно в этом бельгийцам помогали и доходы за счет колоний. Например, обширный Конго — со всеми его природными ресурсами, в том числе алмазами — находился в личной собственности бельгийского королевского дома. Теперь в средней школе ребятам подробно объясняют все грехи колониализма и его последствия на примере собственной истории.

Несколько раз я уже упоминала государственные фонды, из которых русскоязычные общественные организации могут черпать денежные средства. Получить материальную помощь в Бельгии отдельная организация не может. Для этого необходимо объединить под одной крышей не менее 50 юридических лиц. «Крыша» эта называется платформой и выступает партнером государства по общественным и политическим проектам.

Собирать такую платформу – задача нелегкая. В 2001 году под эгидой городского центра по работе с меньшинствами начали объединяться уже существовавшие тогда организации: центры культуры, церковные приходы, театр, певческие и танцевальные ансамбли и даже политические организации — вроде Белорусского оппозиционного центра. К 2004 году политико-общественная платформа «Солидарность» обзавелась собственным помещением, а двое активистов стали получать небольшую зарплату.

Через платформу входящие в нее организации получили доступ к финансовым дотациям. Возникла возможность создавать проекты и получать под них средства. Так, платформа проводит лекции и семинары по интеграции (предпринимательство, трудоустройство, права человека), куда приглашаются ведущие специалисты-бельгийцы. Проводятся выставки и концерты. С 2003 года действует летний лагерь для русскоязычных детей и подростков. Сейчас в нем уже две смены.

Примером нам послужила аналогичная платформа, организованная турками в Генте, где у тех в центре города целый просторный дом культуры с концертным залом. Оттуда же пришла и юридическая помощь. Поддержку оказал и сам город Антверпен. На интеграцию, на изучение местных языков выделяются огромные средства. В общественные и городские структуры охотно принимают на работу успешно интегрировавшихся мигрантов. Например, городской центр по работе с нацменьшинствами возглавляет армянка, приехавшая в Бельгию в 1994 году и выучившая нидерландский язык.

К тому же финансирование не подразумевает потерю права голоса. Как организации платформы «Солидарность», так и центр по работе с нацменьшинствами, существующий на деньги города и являющийся частью муниципальной структуры, часто занимают иную позицию по отношению к беженцам, чем городская управа, позволяют себе критиковать действия правительства. В этом, наверное, и состоит секрет и сила демократии.

Примечание: автор лично принимала участие в создании платформы, освещала события в местной прессе на русском и нидерландском языках.

Журнал

В 2000 году, сначала на базе православного антверпенского прихода, а затем и независимо, мы с друзьями стали издавать ежемесячник на русском языке. До нас этим в Антверпене никто не занимался. Связались с местным союзом журналистов, где нам помогли с контактами, даже организовали бесплатную рекламу в местной прессе.

Оказалось, что издавать периодику в Бельгии может каждый. Достаточно прислать пару-тройку номеров в Национальную библиотеку в Брюсселе, и ваше издание становится официальным. Цензуры тоже никакой. Назвали журнал «Антверпенское Время». Коллектив был разношерстный: русские, бельгийцы, голландцы. Работали на добровольных началах, бесплатно. В число корреспондентов входили профессора бельгийских университетов, собственные корреспонденты ИТАР-ТАСС, деятели политики и искусства, врачи и многие-многие другие.

Нам хотелось, чтобы у Антверпена было свое издание на русском языке. Чтобы люди могли прочесть о том, где купить почти неизвестные бельгийцам творог и сметану, где научить детей читать и писать по-русски, по-грузински или по-украински, как и когда отмечать местные праздники. Писали о культурных и общественных событиях, таких, как, например, открытие нового культурного центра или православного прихода, премьера новой постановки «Антверпризы», приглашение на семинар по трудоустройству платформы «Солидарность» и т.д. Политики старались не касаться и все же публиковали отчеты о митингах, встречах и даже пикетах перед Европарламентом. Особую рубрику посвящали изменениям в бельгийском законодательстве, касающимся иностранцев. Информацию эту на нидерландском нам любезно поставлял муниципалитет Антверпена.

Залогом нашей независимости была независимость финансовая. Издавать любительский журнал при современной технике и отсутствии расходов на зарплату недорого. Прибыль с рекламы мы раз-два в год вкладывали в организацию лекций или детских праздников.

В 2004 году коллектив наш распался. Один из постоянных сотрудников, бельгиец, женился на русской и уехал на неопределенное время в Сибирь, а нам с мужем стало трудно совмещать работу, маленького ребенка и журнал. К тому времени журнал на русском появился в Амстердаме, в нем есть и рубрики о жизни в Антверпене. Мы решили на время прекратить издание. Но все остались друзьями, а это внушает надежду, что будущее у «Антверпенского Времени» еще есть.

Примечание: «Антверпенское Время» было личной инициативой автора статьи, все 5 лет проработавшей главным редактором издания.

В заключение

Хочу ли я призвать всех ехать в Бельгию? Пожалуй, нет. В последние пару лет приток русскоязычных в Бельгию почти прекратился. Есть даже те, кто уезжает обратно в СНГ. Причина, во-первых, в ужесточившейся политике государства по отношению к кандидатам в беженцы. Их дела рассматривают в предельно краткие сроки, а самих помещают в лагеря, правда, довольно комфортабельные.

Второй «закавыкой» является язык. Даже с документами, но без знания нидерландского, приличную работу в Антверпене не найти, а имея в кармане диплом инженера или врача оставаться вечным каменщиком мало кто хочет. Тем более, что и места каменщиков уже заняты. К желающим пожить за счет государства в Бельгии относятся крайне отрицательно.

В то же время первая и даже вторая, послеперестроечная волна мигрантов из бывшего СССР устроилась в Антверпене довольно неплохо. Община процветает.

В чем секрет успеха? Во-первых, в личной инициативе, в энергии и самоотдаче. Иначе дело никогда бы не сдвинулось с мертвой точки. Во-вторых, в том, что желание объединиться оказалось достаточно сильным.

В-третьих, в материальной поддержке государства. Сколько времени и энергии смогли бы люди вкладывать в самодеятельность, если бы им пришлось совмещать две-три работы? Сколько бы идей так и осталось на бумаге или в головах их создателей, если бы у тех в качестве беженцев не было гарантированного государством достатка, бесплатной больничной кассы, бесплатного образования для детей и т.д.

Бельгия — хорошая страна. В этом я убедилась на собственном 13-летнем опыте. Здесь необязательно забывать свои корни. Достаточно более или менее выучить один из местных языков, проявить трудолюбие и терпимость. Меня приняли в этой стране такой, какая я есть, — русской из Эстонии. За это огромное Бельгии спасибо!

Катя ДЕ ВРИС,
член правления Таллиннского Центра эстетического воспитания

Источник информации: «Молодежь Эстонии»

Оставьте Отзыв

Your email address will not be published. Required fields are marked *